3 АВГУСТА

3 августа 1871 г. (145 лет назад) Некрасов подписал условие о передаче во владение Ф.А. Некрасову за 4500 руб. своей части имения, оставшегося после смерти отца А.С. Некрасова.

<УСЛОВИЕ О ПЕРЕДАЧЕ Ф.А.НЕКРАСОВУ ПОЛОВИНЫ ИМЕНИЯ ГРЕШНЕВО>

1871 года 3 августа. По условию вашему половина наследственного имения Грешнево с деревнями, принадлежащая Николаю Некрасову, поступает во владение Федора Некрасова так, что все имение, оставшееся после отца, является собственностью Федора Некрасова, на каковой предмет заключается законный акт. А Федор Некрасов со своей стороны должен уплатить Николаю Некрасову четыре тысячи пятьсот руб. сер. с тем, что выплата двух тысяч рубл., завещанных отцом нашим девице Лукерье, падает уже вся на Николая Некрасова, а Федор Некрасов, уплачивая означенные 4500 р., от всех других уплат по завещанию освобождается, так как таковые уплаты, кроме упомянутой дев. Лукерьи, произведены.

                                        Ник. Некрасов, впредь до заключения форменного условия.

                                        Федор Алексеев Некрасов.

А поселилась семья Некрасовых в Грешнево летом-осенью 1826 г. (190 лет назад) после того как отец поэта Алексей Сергеевич ушел в отставку в чине майора. К этому времени семья его состояла из шестерых человек: жены Елены Андреевны (урожденной Закревской), дочерей Елизаветы и Анны и сыновей Андрея, Николая и Константина. На грешневской земле у Некрасовых также рождались дети, но выжил только один брат поэта Федор Алексеевич, будущий владелец Карабихи, остальные же умерли в младенческом возрасте.

После смерти отца Алексея Сергеевича в 1862 году имение перешло по наследству его сыновьям Николаю и Федору. В 1864 году господский дом сгорел по неосторожности сторожа.

Сгорело ты, гнездо моих отцов!
Мой сад заглох, мой дом бесследно сгинул,

Но я реки любимой не покинул.

В августе 1871 г. Некрасов подписал условие о передаче во владение Ф.А. Некрасову за 4500 руб. своей части имения. А через год Николай Алексеевич подписал дарственную Ф.А. Некрасову на половину имения Грешнево. В 1885 году Федор Алексеевич продал грешневское имение крестьянину Г.Т. Титову.

До наших дней от грешневской усадьбы Некрасовых сохранилась только «музыкантская», в которой по преданию проживали крепостные музыканты. Неподалеку от "музыкантской" сохранился участок старого Ярославско-Костромского лугового тракта, усадебный пруд, липовые аллеи и кедр, посаженные во второй половине XIX века.

  • А Николай Алексеевич писал о Грешнево:

Опять она, родная сторона 
С ее зеленым, благодатным летом, 
И вновь душа поэзией полна... 
Да, только здесь могу я быть поэтом!

 

 

Литература:

  • Николай Алексеевич Некрасов, Полное собрание сочинений в пятнадцати томах, Т. XIII2, СПб.: Наука, 1997. С. 327.

Николай Алексеевич Некрасов, Полное собрание сочинений в пятнадцати томах, Т.III, Л.: Наука, 1982. С. 132.

Летопись жизни и творчества Н. А. Некрасова. Т. 3. 1867-1877гг. СПб.: Наука, 2009. С. 240,295.

Николай Алексеевич Некрасов, Полное собрание сочинений в пятнадцати томах, Т.2, Стихотворения 1855 – 1866 гг., Л.: «Наука», 1981, С.165-166.


20-ые ЧИСЛА АВГУСТА

21 августа 1861 г. – дата под текстом в беловом автографе первоначальной редакции поэмы «Коробейники»: 21 августа 1861 г. Грешнево».

23 августа 1861 г. – дата посвящения к «Коробейникам» («Как с тобою я похаживал…»): «Другу-приятелю Гавриле Яковлевичу (крестьянину деревни Шоды Костромской губернии). Грешнево», с подписью «Н. Некрасов».

Другу-приятелю

Гавриле Яковлевичу

(крестьянину деревни Шоды,

Костромской губернии)

 

Как с тобою я похаживал

По болотинам вдвоем,

Ты меня почасту спрашивал:

Что строчишь карандашом?

 

Почитай-ка! Не прославиться,

Угодить тебе хочу,

Буду рад, коли понравиться,

Не понравиться – смолчу.

 

Не побрезгуй на подарочке!

А увидимся опять,

Выпьем мы по доброй чарочке

И отправимся стрелять.

 

25 августа 1861 г. – дата на автографе над текстом поэмы «Коробейники».

 

Сестра поэта Анна Алексеевна Буткевич вспоминала: Он говаривал, что самый талантливый процент из русского народа отделяется в охотники: редкий раз не привозил он из своего странствия какого-либо запаса для своих произведений. Так, однажды, при мне он вернулся и засел за «Коробейников», которых потом при мне читал крестьянину Кузьме. В другой раз засел на два дня, и явились «Крестьянские дети».

А историю, описанную в поэме "Коробейники" рассказал Некрасову Гаврила Яковлевич Захаров. Однажды во время охоты Николай Алексеевич подстрелил бекаса, а Гаврила - другого, но Некрасов не услышал второго выстрела и был сильно удивлен, когда собака принесла сразу двух бекасов. В ответ Гаврила Яковлевич рассказал историю о двух "бекасах", которые "попали одному охотнику под заряд". Этот случай действительно произошел в соседней Ми́сковской волости.

Именно он и положен в основу поэмы "Коробейники".

Охотничек, которому попали под заряд "бекасы", "был Давыд Петров из деревни Сухоруковой". Он встретил в своей деревне двух коробейников, державших свой путь в Закобякино Ярославской губернии, и надумал их убить, чтобы забрать деньги. Проследил в лесу и напал на них. Когда убивал, то выстрелы и крики убиваемых слышал пастушок Виденей из той же деревни. Одного убитого Давыд Петров затащил на дерево, а второго спрятал под корни. Через некоторое время трупы нашли, но не знали, кто убил. А Давыдка разбогател и начал отстраиваться. Люди начали догадываться, откуда взялись деньги. Гаврила Яковлевич с пастушком Виденеем выведали у Давыда как он убил коробейников. Он и рассказал им всю правду. "Из французского ствола убил одного наповал, а из простого убил другого не сразу, сильно ранил. Раненый кричал, просил отпустить его душу на покаяние". Начальству на Давыдку не донесли и не хотели, чтобы оно узнало об убийце. Так он и ушел от суда.

Конец поэмы:

Судьи тотчас все доведали

(Только денег не нашли!),

Погребенью мертвых предали,

Лесника в острог свезли... -

как и некоторые детали, специально изменены поэтом и не совпадают с действительностью...

"Коробейники - произведение о народе и посвящена народу." И первый в истории литературы случай, чтобы писатель посвятил произведение простому мужику...

Литература:

Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова. Том второй. 1856-1866. СПб.: Наука. 2007, С.268-269.

Литературное наследство. Т.49-50. Ч.I: Н.А. Некрасов. М.: АН СССР, 1949. С.177.

Н.К. Некрасов. По их следам, по их дорогам: Н.А. Некрасов и его герои. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Сов. Россия, 1979. С. 281-282.


16 АВГУСТА

16 августа 1861 г. Некрасов написал стихотворение "Дума" ("Сторона наша убогая..."). Вместо заголовка над текстом белового автографа дата: "16 августа. Грешнево. 1861".

Впервые опубликовано: Современник, 1861, № 9, с. 255-256, с подписью: "Н.Некрасов".

Стихотворение напечатано вскоре после крестьянской реформы, когда для "освобожденных" крестьян "воля" обернулась голодом, нищетой, безработицей.

Сторона наша убогая,

Выгнать некуда коровушку.

Проклинай житье мещанское

Да почесывай головушку.

 

Спи, не спи — валяйся по печи,

Каждый день не доедаючи,

Трать задаром силу дюжую,

Недоимку накопляючи.

 

Уж как нет беды кручиннее

Без работы парню маяться,

А пойдешь куда к хозяевам —

Ни один-то не нуждается!

 

У купца у Семипалова

Живут люди не говеючи,

Льют на кашу масло постное

Словно воду не жалеючи.

 

В праздник — жирная баранина,

Пар над щами тучей носится,

В пол-обеда распояшутся —

Вон из тела душа просится!

 

Ночь храпят, наевшись до поту,

День придет — работой тешутся...

Эй! возьми меня в работники,

Поработать руки чешутся!

 

Повели ты в лето жаркое

Мне пахать пески сыпучие,

Повели ты в зиму лютую

Вырубать леса дремучие,—

 

Только треск стоял бы до неба,

Как деревья бы валилися;

Вместо шапки белым инеем

Волоса бы серебрилися!

В этом стихотворении раскрывается важная сторона русского народного характера – любовь к труду, мечта о работе. Тема «Думы» в комментариях объясняется так: отсутствие работы стало после реформы реальным бедствием для многих «освобожденных» крестьян, вынужденных продавать свой труд купцам, предпринимателям и т.д. Вероятно, это и послужило первым источником стихотворения.

«Дума» - одно из первых «крестьянских» стихотворений, окрашенных новым мироощущением поэта. Принципиальная новизна стихов этого времени в том, что поэт увидел даже в этой горькой жизни ее сильную и светлую стороны.

Литература:

Николай Алексеевич Некрасов, Полное собрание сочинений в пятнадцати томах, т.2,Л.:Наука, 1981. С. 123, 379.

Жданов Владимир Викторович, Некрасов, М.: «Молодая гвардия», 1971. С. 343-344.


АВГУСТ

В августе 1856 г. (160 лет назад) Н.А. Некрасовым было написано стихотворение «Школьник»:

 

  • - Ну, пошел же, ради бога!
  • Небо, ельник и песок -
  • Невеселая дорога...
  • Эй! садись ко мне, дружок!
  •  
  • Ноги босы, грязно тело,
  • И едва прикрыта грудь...
  • Не стыдися! что за дело?
  • Это многих славный путь.
  •  
  • Вижу я в котомке книжку.
  • Так учиться ты идешь...
  • Знаю: батька на сынишку
  • Издержал последний грош.
  •  
  • Знаю: старая дьячиха
  • Отдала четвертачок,
  • Что проезжая купчиха
  • Подарила на чаек.
  •  
  • Или, может, ты дворовый
  • Из отпущенных?.. Ну, что ж!
  • Случай тоже уж не новый -
  • Не робей, не пропадешь!
  •  
  • Скоро сам узнаешь в школе,
  • Как архангельский мужик
  • По своей и божьей воле
  • Стал разумен и велик1.
  •  
  • Не без добрых душ на свете -
  • Кто-нибудь свезет в Москву,
  • Будешь в университете -
  • Сон свершится наяву!
  •  
  • Там уж поприще широко:
  • Знай работай да не трусь...
  • Вот за что тебя глубоко
  • Я люблю, родная Русь!
  •  
  • Не бездарна та природа,
  • Не погиб еще тот край,
  • Что выводит из народа
  • Столько славных то и знай,-
  •  
  • Столько добрых, благородных,
  • Сильных любящей душой,
  • Посреди тупых, холодных
  • И напыщенных собой!
  •  

Оно было создано Николаем Алексеевичем на даче под Ораниенбаумом. Эти места связаны с деятельностью «архангельского мужика» - М.В. Ломоносова. Незадолго до отъезда за границу стихотворение было передано поэтом для публикации в редакцию «Библиотеки для чтения» - первого многотиражного российского журнала, ежемесячно выходившего в Санкт-Петербурге с 1834 по 1865 гг.

Стихотворение было написано в переломное время для истории российской системы образования: цели и формы народного просвещения активно обсуждались в обществе. Этому способствовала публикация в том же 1856 г. в «Морском сборнике» статьи Н.И. Пирогова «Вопросы жизни». Ученый критиковал сословность и утилитарно-практическую направленность учебных заведений, их малую доступность людям «низших сословий». К середине XIX в. сеть школ для начального обучения курировалась различными ведомствами и министерствами: Министерством народного просвещение, Св. Синода, ведомством императрицы Марии, Министерством государственных имуществ, Министерством внутренних дел, Военным министерством и частными лицами. Если в городе преобладали уездные и приходские школы ведомства Министерства народного просвещения, то в сельской глубинке их практически не было. Сельские школы опекались в большей степени Св. Синодом, Министерством уделов и Министерством государственных имуществ. Крестьяне не всегда охотно отправляли учиться в школу своих детей. Простому обывателю не всегда была очевидна необходимость просвещения. Так государственный крестьянин в разговоре с барином сетовал на то, что их «замучили школы и обижает начальство». На вопрос барина: «В чем же оно обижает вас?», - ему был дан следующий ответ: «Как в чем, батюшка? У помещичьих крестьян воля дадена: учи, иль не учи ребят, с них не взыскивается, а вот у нас по 20-ти, по 30-ти лет мают училищами: все давай да давай в них ребят». Крестьяне требовали от учителей, чтобы их детей прежде всего обучали церковной грамоте, а потом уже гражданской: «потому что, по их понятиям, вся суть грамотности заключается в умении читать псалтыри». Преподаватели же стремились придерживаться программы, предназначенной для приходских школ «Уставом учебных заведений» 1828 г. Дети должны были изучать закон божий, чтение, письмо и арифметику.

В памяти выпускников казенных школ сохранились воспоминания о бедности учебными пособиями и оборудованием данных учебных заведений. Так писарь Псковской губернии Д.И. Иванов запомнил следующий случай: «Случалось однако, что в нашей школе вдруг появлялись связки новеньких книг, аспидных досок, грифелей, счетов, хотя счетоводству в школах не учили. Явилась подобная посылка и в наше училище - мы были рады: думали, что книги и учебные пособия раздадут нам, думали, что это какие-нибудь новые по содержанию книги (старые же нам крайне надоели). Мы ошиблись: книги и вещи неразвязанными пролежали у нас недели две, а потом их отправили в другое училище. Впоследствии я узнал, что по волостям проезжал какой-то чиновник из Петербурга и вот, на случай посещения им училища, окружной сделал распоряжение пересылать связку новых книг из школы в школу по тракту, где ехал чиновник».

Проблемой для сельских крестьянских школ было то, что они не имели часто собственного помещения: «Учение производится, конечно, в обыкновенной крестьянской избе и при том редко постоянной, а большей частью очередной, т.е. одну неделю у одного из родителей учащихся детей, а другую – у другого и так далее; в чьей избе учатся дети, там кормится и учитель; некоторые из учителей уступают для училища свою избу; но могут делать только те, у кого семья не очень велика…», - писал исследователь В. Золотов. Практика развития народного просвещения в сельской местности показывала, что существовал большой отсев учащихся, и в выпускном классе учащихся оставалось мало – 1-2 человека из 15-20, «записавшихся в ученики». Среди обучаемых было мало девочек, хотя действовавшая система образования позволяла учиться в начальной школе лицам обоего пола. Так, один крестьянин, отказывавшийся отдать свою дочку в училище, говорил следующее: «К чему дочерей, дочерей-то понадобилось учить? Мальчиков еще ни што, дело другое, а девченят вредно обучать, да перешлют куда ни есть в чужие земли!...». «Хотя бы девок олсвободили, - жаловались крестьяне одному чиновнику, приехавшему к ним с проверкой состояния школ, - а то время они проводят в училище, а мать бы их обучила ставы ставить, пряжу прясть, коров доить - к хозяйству приучала; говорят, они потом будут обучать своих ребят, как замуж выйдут, а поколе в девушках, так братьев малых, либо сестер обучать; так ведь они сами за работой грамоту забудут, какие из них учительницы».

Социальная острота «Школьника» была замечена и чиновниками Министерства народного просвещения и русской передовой общественностью. Так цензор Е.Е. Волков 14 ноября 1856 г. доносил министру народного просвещения А.С. Норову: «Здесь автор хочет доказать, что великие и гениальные люди преимущественно могут выходить только из простого народа». В 1859 г. в рецензии на предназначавшийся для детского чтения «Сборник избранных мест из произведений современных русских писателей» Н.А. Добролюбов отметил, что одним из недостатков сборника является отсутствие в нем стихотворений Некрасова, - таких, как отрывки из поэмы «Саша», «Школьник», «Несжатая полоса», «Внимая ужасам войны…». Редакция «Сборника…» учла эти замечания: во втором его выпуске 1860 г. были помещены «Школьник» и «Несжатая полоса». С этого времени еще при жизни Н.А. Некрасова «Школьник» многократно перепечатывался в различных хрестоматиях, сборниках для народа. Фабульную основу «Школьника» использовал Д.Д. Минаев в стихотворениях «Проселком» (1860 г.) и «Школьник» (1883 г.).

Литература:

Золотов В.А. Исследования крестьянской грамотности по деревням, преимущественно Тверской губернии и частично Московской. СПб., 1863.

Кошелев В.А. Тип русского школьника в художественном сознании Н.А. Некрасова // Карабиха: Ист.-лит. сб. / ГЛММЗ Н.А. Некрасова «Карабиха». Вып.V. Ярославль, 2006. с.31-48.

Некрасов Н.А. Полн. собр. соч.: В 15 т. Т.2: Стихотворения 1855 – 1866 гг. Л.: Наука, 1981, с. 347-348.


29 ИЮЛЯ

29 июля 1841 г. (175 лет назад) – в Ярославле скончалась от «чахотки» мать поэта Елена Андреевна Некрасова. 

24 июля 1841 г. Н.А. Некрасов забрал из канцелярии филологического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета документы (об этом подробнее в статье Некрасовского календаря от 24 июля) и выехал из столицы в усадьбу Грешнево на свадьбу своей сестры Елизаветы. Но вместо свадебной церемонии он попал на похороны матери Елены Андреевны, скончавшейся 29 июля. Некрасов уже не застал ее в живых: он приехал домой 1 августа. 


… У той плиты, где ты лежишь, родная, 
Припомнил я, волнуясь и мечтая, 
Что мог ещё увидеться с тобой, 
И опоздал!… 
(Из поэмы «Мать»)
 


О матери поэта, Е.А. Некрасовой (в девичестве Закревской), известно немного. Не сохранилось ни ее портрета, ни ее писем, ни личных вещей. И имеющие сведения крайне противоречивы. Запутан вопрос о дате ее рождения. Долгие считалось, что она родилась в 1796 г. Однако некрасовед С.В. Смирнов доказал, что датой ее рождения является год 1803 г. Он нашел в архивах формулярный список отца поэта А.С. Некрасова за 1838 г., где было сказано, что жена его имеет «отроду 35 лет». В метрической книге Воскресенской церкви Ярославля, где состоялось отпевание Елена Андреевны, была обнаружена запись с указанием, что усопшей 29 июля 1841 г. Е.А. Некрасовой «38 лет». 
Известно, что дочь титулярного советника Андрея Семеновича Закревского Елена была обвенчена с поручиком 28 Егерского полка Алексеем Сергеевичем Некрасовым 11 ноября 1817 г. в местечке Юзвине Винницкого уезда Каменец-Подольской губернии. Полк А.С. Некрасова стоял в это время в г. Литине той же губернии. В 1820 г. у Некрасовых родился сын Андрей, в самом начале 1821 г. – дочь Елизавета. Николай Алексеевич был третьим ребенком в семье. Он родился 28 ноября (10 декабря по новому стилю) в местечке Немиров Винницкого уезда Подольской губернии. В 1823 г. у Алексея Сергеевича и Елены Андреевны родилась дочь Анна, в 1824 г. – сын Константин. 
В 1823 г. А.С. Некрасов вышел в отставку, и в конце лета – начале осени 1826 г. семья Некрасовых перебралась в усадьбу Грешнево Ярославской губернии. В усадьбе Грешнево родился в 1827 г. сын Федор. Всего в семье было 14 детей. Трагедия состояла в том, что все появившиеся на свет после 1827 г. дети умерли во младенческом возрасте. 
В 1902 году 83-летний грешневский крестьянин Э.М. Торчин вспоминал о Елене Андреевне: «…небольшого роста, беленькая, необыкновенно добрая, умная, тихая барыня была. Многих она избавляла от побоев – просила мужа за всех и иногда вызывала этим гнев его, всегда страдала. Из дома редко выходила, часто сидела на террасе, а если и ходила гулять в деревню одна или с детьми, то только когда муж уезжал в город или далеко на охоту». Крестьянка Феоктиста Сорокина из д. Кощевки описывала мать поэта так: «…небольшого роста, беленькая, слабенькая, добрая, хорошая», она «следила за тем, чтобы больные женщины не работали и вообще не брали непосильных работ и не поднимали тяжестей. Все женщины, когда не было дома барина, шли за советом, лекарством к барыне, и она с каждым поговорит, расспросит, как живет, о детях, о муже; помогала советом и давала, что могла. Много-то не могла помогать – потому что всё было в руках мужа, и принимала-то женщин и всех с просьбами, чтобы не знал барин». 
Елена Андреевна получила хорошее образование. В усадебном доме в Грешнево существовала библиотека, был рояль. Мать мечтала о получении сыном Николаем университетского образования. Она оказала огромное влияния на формирование личности будущего поэта. 
В стихотворении «Рыцарь на час» Некрасов очень тепло и с глубоким чувством писал о Елене Андреевне: 

…Повидайся со мною, родимая! 
Появись легкой тенью на миг! 
Всю ты жизнь прожила, нелюбимая; 
Всю ты жизнь прожила для других.
 

Воспоминания о матери были также запечатлены Николаем Алексеевичем в стихотворениях «Родина», «Несчастные», «Баю-баюшки», до последних дней он перерабатывал поэму «Мать». 
В 1860 г. на могиле Елены Андреевны у стен Благовещенского храма с. Абакумцево Николаем Алексеевичем и его сестрой Анной Алексеевной Буткевич был установлен памятник. 

Литература: 
1. Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: В 15 т. Т.4: Поэмы 1855-1877. Л.: Наука, 1982. С.617-620. 
2. Попов А. Когда и где родился Некрасов? // Литературное наследство / АН СССР (ИРЛИ). Т.49-50. Ч.1: Н.А. Некрасов. М., 1949. С. 605-610. 
3. Смирнов С.В. Автобиографии Некрасова. Ярославль, 2010. 242 с. 
4. Яковлев В.И. Гнездо отцов: (Поместья и судебные процессы дворян Некрасовых во второй половине 1730 - начале 1860-х гг.). Ярославль, 1996. 144 с.


24 ИЮЛЯ

24 июля 1841 г. (175 лет назад) – Н.А. Некрасов «уволен» из числа «вольнослушателей» философского факультета Санкт-Петербургского университета. 

Н.А. Некрасов не закончил полный курс обучения в Ярославской мужской гимназии. Он фактически прекратил учиться в средней школе осенью 1836 г., хотя по документам продолжал числиться гимназистом до июля 1837 г. 18 июля 1837 г. отец поэта А.С. Некрасов подал прошение о выдаче свидетельства об обучении сына в губернской гимназии. В прошении указывалось, что Н. Некрасов был взят домой по болезни, а по выздоровлении будет определен в военное учебное заведение - Дворянский полк. 
20 июля 1838 г. юноша Некрасов отправился в столицу. Об университетском образовании для сына мечтала мать – Елена Андреевна, карьеру военного пророчил Николаю отец Алексей Сергеевич, отставной майор. Позднее Николай Алексеевич вспоминал: «…к 15-ти годам составилась целая тетрадь, которая сильно подмывала меня ехать в Петербург. Надув отца притворным согласием поступить в Дворянский полк, я туда поехал». Юный поэт прибыл в Санкт-Петербург, имея с собой рекомендательные письма от отца и несколько десятков рублей. 
Документальных свидетельств о первых годах жизни юного поэта в столице сохранилось немного. Известно, что достаточно скоро Некрасов окончательно отбросил мысль о военной карьере. Он решил поступать в Санкт-Петербургский университет. Этому поспособствовали и встречи с ярославскими товарищами А. Глушицким, Ильенковым и Коссовым. Позднее в набросках своей автобиографии Николай Алексеевич вспоминал, что когда об его отказе обучаться в Дворянском полку стало известно Алексей Сергеевичу, он лишил сына всякой материальной помощи. В чужом городе юноша оказался один, без всяких средств. 
Знаний, полученных в Ярославской губернской гимназии, не хватало Н.А. Некрасову, чтобы поступить в университет. Не было денег и для наема репетитора. Земляк – студент университета Глушицкий вызвался заниматься с Некрасовым математикой. Осенью 1838 г. Николай Алексеевич поселился на квартире у другого репетитора Д.И. Успенского, преподававшего в петербургской семинарии финский, греческий и латинский языки. Он пообещал подготовить юношу к экзамену по латинскому языку. 
14 июля 1839 г. Н.А. Некрасов подал прошение о допущении его к экзаменам в Императорский Санкт-Петербургский университет, он стремился поступить в число «своекоштных» студентов (т.е. студентов, обучающихся за свой счет) по факультету восточных языков. 25 и 27 июля 1839 г. он экзаменовался по наукам историческим и словесности – географии и статистике, всемирной истории, русской истории, закону божьему, церковной истории и катехизису, русской словесности. Первый же день экзаменов показал слабую подготовленность Некрасова – он получил неудовлетворительные отметки по четырем из пяти основных предметов. Предстояли еще испытания по древним и новейшим языкам, по наукам физическим и математическим. Устав Петербургского университета допускал наличие не более двух неудовлетворительных оценок при сдаче всех дисциплин вступительного экзамена. Поэтому от дальнейшей экзаменовки Николай Алексеевич отказался. 
Однако надежда стать студентом не оставляла юного поэта. 4 сентября того же 1839 г. Некрасов подал в университет второе прошение, в котором просил принять его вольнослушателем «по 1 отделению философского факультета». Прошение было удовлетворено. За право слушания лекций университетских профессоров надо было платить 100 рублей ассигнациями в год. Таких денег у остро нуждавшегося юноши не было. Вольнослушатели освобождались от установленной платы, если могли в установленном порядке «обосновать свое тяжелое материальное положение». Николай Алексеевич обратился к отцу за такого рода документом. Из Ярославля ему было прислано подписанное губернским предводителем дворянства официальное свидетельство, что отставной майор А.С. Некрасов «затрудняется в доставлении содержания сыну своему Николаю, находящемуся ныне вольным слушателем в Санкт-Петербургском Университете, а равно и положенной за обучение платы». Некрасов был освобожден от оплаты за учебу. 
Терпя страшную нужду, Николай Алексеевич посещал лекции профессоров как вольнослушатель филологического факультета. Позднее он вспоминал об этом времени: «Ровно три года я чувствовал себя постоянно, каждый день голодный. Приходилось есть не только плохо, не только впроголодь, но и не каждый день». Но несмотря на все невзгоды , Некрасов не оставлял мечту об университете и настойчиво готовился вновь держать экзамены, чтобы иметь право не только учиться, но и жить при университете полноправным студентом. 24 июля 1840 г. он подал новое прошение о поступлении на юридический факультет. Первый день сдачи экзамена – 25 июля - совпал для Некрасова с появлением отрицательных рецензий на первый его поэтический сборник «Мечты и звуки», это не могло не отразиться на ходе и результате экзаменов. Николаю Алексеевичу требовалось сдать экзамены по 15 предметам. Из них только по российской словесности он получил пятерку. По латыни ему была поставлена тройка. Самые ужасные отметки были по математике. 
Больше поступать он не пытался. Через год – 24 июля 1841 г. – Некрасов забрал свои документы. Не стал он посещать лекции и как вольнослушатель: «…учиться и зарабатывать хлеб трудно, и я бросил». 

Литература: 
1. Ломан О.В. Некрасов в Петербурге. Л.: Лениздат, 1985. 247 с. 
2. Рейсер С. Некрасов в Петербургском университете // Литературное наследство / АН СССР (ИРЛИ). Т.49-50. Ч.1: Н.А. Некрасов. М., 1949. С.351-364.


14 ИЮЛЯ

14 июля 1861 г. Некрасовым завершено стихотворение «Крестьянские дети». Беловой автограф с первоначальным заглавием «Детская комедия» и дата: «1861. Грешнево, 14 июля». Впервые опубликовано: Время, 1861, №10, с.356-363, с посвящением: «О.С. Чернышевской».

 

Опять я в деревне. Хожу на охоту,

Пишу мои вирши — живется легко.

Вчера, утомленный ходьбой по болоту,

Забрел я в сарай и заснул глубоко.

Проснулся: в широкие щели сарая

Глядятся веселого солнца лучи.

Воркует голубка; над крышей летал,

Кричат молодые грачи;

Летит и другая какая-то птица —

По тени узнал я ворону как раз;

Чу! шепот какой-то... а вот вереница

Вдоль щели внимательных глаз!

Всё серые, карие, синие глазки —

Смешались, как в поле цветы.

В них столько покоя, свободы и ласки,

В них столько святой доброты!

Я детского глаза люблю выраженье,

Его я узнаю всегда.

Я замер: коснулось души умиленье...

 

«Крестьянские дети» - первое произведение, задуманное и написанное в Грешневе в 1861г. По воспоминаниям А.А. Буткевич, стихотворение, вероятно, навеяно реальными событиями. В своем дневнике сестра поэта написала: Он говаривал, что самый талантливый процент из русского народа отделяется в охотники: редкий раз не привозил он из своего странствования какого-либо запаса для своих произведений. Так, однажды, при мне он вернулся и засел за «Коробейников», которых потом при мне читал крестьянину Кузьме. В другой раз засел на два дня и явились «Крестьянские дети». А «Гаврила» из стихотворения – вероятно, Гаврила Яковлевич Захаров, крестьянин-охотник из деревни Шоды Костромской губернии, друг Некрасова по охоте.

Однажды, в студеную зимнюю пору,

Я из лесу вышел; был сильный мороз.

Гляжу, поднимается медленно в гору

Лошадка, везущая хворосту воз.

И, шествуя важно, в спокойствии чинном,

Лошадку ведет под уздцы мужичок

В больших сапогах, в полушубке овчинном,

В больших рукавицах... а сам с ноготок!

— Здорово, парнище! — «Ступай себе мимо!»

— Уж больно ты грозен, как я погляжу!

Откуда дровишки? — «Из лесу, вестимо;

Отец, слышишь, рубит, а я отвожу».

(В лесу раздавался топор дровосека.)

— А что, у отца-то большая семья?

«Семья-то большая, да два человека

Всего мужиков-то: отец мой да я...»

— Так вон оно что! А как звать тебя? — «Власом».

— А кой тебе годик? — «Шестой миновал...

Ну, мертвая!» — крикнул малюточка басом,

Рванул под уздцы и быстрей зашагал.

На эту картину так солнце светило,

Ребенок был так уморительно мал,

Как будто все это картонное было,

Как будто бы в детский театр я попал!

Но мальчик был мальчик живой, настоящий,

И дровни, и хворост, и пегонький конь,

И снег, до окошек деревни лежащий,

И зимнего солнца холодный огонь —

Все, все настоящее русское было,

С клеймом нелюдимой, мертвящей зимы,

Что русской душе так мучительно мило,

Что русские мысли вселяет в умы,

Те честные мысли, которым нет воли,

Которым нет смерти — дави не дави,

В которых так много и злобы и боли,

В которых так много любви!

 

Одну из ранних редакций «Крестьянских детей» можно увидеть в «Грешневской тетради».

Литература:

«Грешневская тетрадь» Н.А. Некрасова. / [предисл., транскр. и коммент. М.С. Макеева]. – Ярославль: ООО «Академия 76», 2015. С. 319.

Николай Алексеевич Некрасов, Полное собрание сочинений в пятнадцати томах, Т.2, Стихотворения 1855 – 1866 гг., Л.: «Наука», 1981, С.115, 120-121, 378.

Литературное наследство. Т. 49-50. Ч.I: Н.А. Некрасов. М.: АН СССР, 1949. С. 177.


НАЧАЛО ИЮЛЯ

В начале июля 1971 г. (145 лет назад) – Некрасов приступает в Карабихе к работе над поэмой «Княгиня Трубецкая». Основную работу над поэмой завершает к 16 июля 1871 г. На наборной рукописи поэмы «Княгиня Трубецкая» (в заглавии: «Декабристки. I Княгиня Т ***», с датой 23 июля 1871 г.).Впервые опубликовано: Отечественные записки, 1872, №4, стр. 577-600. Под заглавием: «Русские женщины. Княгиня Т***. Поэма», с подписью Н. Некрасов.

В начале поэмы «Княгиня Трубецкая» поэт рисует точными, скупыми чертами восстание на Сенатской площади в Петербурге 14 декабря 1825 года, подчеркивая героизм и мужество декабристов.

Наиболее существенным источником для создания образа Трубецкой являлись для Некрасова «Записки» А.Е. Розена. Рассказывая в своих записках о Екатерине Ивановне Трубецкой Розен отмечал: «Женщина с меньшею твердостью стала бы колебаться, уславливаться, замедлять дело переписками с Петербургом и тем удержала бы других жен…».

Начинается поэма описанием поездки Трубецкой в Сибирь. В дороге Екатерина Ивановна вспоминает светские приемы, балы, замужество, поездка с мужем за границу, в Италию…

Очнувшись от воспоминаний, Трубецкая возвращается к суровой реальности:

Исчезли радужные сны,

Пред нею ряд картин

Забытой богом стороны:

Суровый господин

И жалкий труженик – мужик

С понурой головой….

Как первый властвовать привык,

Как рабствует второй!

Поездка Трубецкой, крушение ее иллюзий, картины нищеты и рабства, так глубоко подействовавшие на нее, подготавливают вторую часть поэмы – встречу с иркутским губернатором. Он отговаривает ее от поездки на каторгу, укоряет ее мужа в том, что увлекся «призраком пустым», и княгиню, которая якобы «бежит» за мужем как «жалкая раба». Трубецкая отвечает ему страстной речью:

Нет: я не жалкая раба.

Я женщина, жена!

Пускай горька моя судьба –

Я буду ей верна!

О, если б он меня забыл

Для женщины другой,

В моей душе достало б сил

Не быть его рабой!

Видя, что княгиня, не смотря ни на что, готова разделить участь мужа, даже двигаться дальше с партией каторжников, признается, что получил приказ напугать ее как можно сильнее. И когда он понял, что никакие преграды не страшат княгиню, приказал заложить экипаж и пообещал лично доставить ее к мужу.

Я вас старался напугать.

Не испугались вы!

И хоть бы мне не удержать

На плечах головы,

Я не могу, я не хочу

Тиранить больше вас…

Я вас в три дня туда домчу…

Эй! запрягать сейчас!..-

 

Литература:

Николай Леонидович Степанов, Н.А. НЕКРАСОВ ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО, «Художественная литература», М., 1971, С. 243-245

Жданов Владимир Викторович, Некрасов, М.: «Молодая гвардия», 1971, С. 434-435

Николай Алексеевич Некрасов, Полное собрание сочинений в пятнадцати томах, Т.4, Поэмы 1865-1877 гг., Л.: «Наука», 1982, С. 568-571


ИЮНЬ

Июнь 1866 г. – в газетах начало публиковаться объявление о том, что «подписчики «Современника» (…) будут удовлетворены за неизданные книжки журнала тремя томами издания «Полного собрания драматических произведений Шекспира в переводе русских авторов (Изд. Н. Некрасова и Н. Гербеля)».

когда читал я Данта и Шекспира,

Казалось, я встречал знакомые черты…

 

В. Шекспир – одна из доминант в публикациях некрасовского «Современника» в области зарубежной литературы. «Шекспировские» публикации в этом журнале присутствуют практически в течение всего периода его издания: с 1847 по 1866 гг. Их характер можно определить следующим образом: критические статьи на переводы шекспировских пьес, вышедшие в других издательствах; переводы, опубликованные в «Современнике»; статьи историко-театрального содержания. Общая картина позволяет судить о пристальном внимании и активном участие «Современника» в популяризации творческого наследия Шекспира и его интегрированию в актуальный культурный контекст.

С 1841 по 1850 гг. в России выходят в свет переводы В. Шекспира, выполненные Н.Х. Кетчером. И библиографическом разделе «Современника» появились критические статьи с анализом переведенного текста. Авторы журнала выразили надежду «иметь полный русский перевод Шекспира». Оценка работы Кетчера была скорее положительной, тем не менее, сами «прозаические» переводы в «Современнике» не были опубликованы. Зато резкую негативную оценку в июньском номере «Современника» за 1859 г. дал Д.Л. Михайловский переводу А.А. Фета «Юлий Цезарь», опубликованному в марте того же года в журнале «Библиотека для чтения». Главные упреки были высказаны по поводу «грамматических промахов».

В период редакторства Н.А. Некрасова «Современник» на своих страницах опубликовал несколько переводов пьес, выполненных различными авторами: А. Дружининым «Король Лир» (1856 г.), «Ричарад III» (1860) и «Жизнь и смерть короля Джона» (1865 г.); Н. Сатина «Сон в Иванову ночь» («Сон в летнюю ночь»); П.И. Вейнберга «Генрих VIII» (1864 г.), «Тион Афинский» (1864 г.) и «Венецианский купец» (1866 г.); А.Н. Островского «Усмирение своенравной» («Укрощение строптивой») (1865 г.).

Историко-театральные статьи В.П. Боткина знакомили читателя как с историко-культурным контекстом эпохи В. Шекспира, так и давали оценку его творчества в современном театральном пространстве («Литература и театр в Англии до Шекспира», 1853 г.). Автор считает, что остывший интерес, спровоцирован появлением истинно русского репертуара на театральных подмостках. Шиллер, Шекспир и многие другие авторы, по мнению Боткина, оказываются, не востребованы широкой театральной публикой, что идет в разрез со все нарастающим интересом в читательских литературных кругах.

Наконец, Н.А. Некрасову совместно с Н.В. Гербелем принадлежит первенство в издании полного стихотворного собрания сочинений В. Шекспира в России. Оно вышло в 1865 году в четырех томах и кроме текста пьес содержало статьи и примечания. Собрание сочинений включало в себя лучшие переводы того времени.

Собственно в литературном творчестве Н.А. Некрасова можно указать на «шекспировский» лейт-образ - Офелию. В журнале «Пантеон русского и всех европейских театров» за 1840 г. было помещено некрасовское стихотворение «Офелия» - рефлексия по поводу театрального впечатления от исполнения роли В. Асенковой. Аллюзии Офелии-Асенковой звучат в поэме Некрасова «Мать». Образ матери в ней соотносим с образом Офелии. Некрасов вписывает призрачный образ матери в пространство ночного сада: «Тиха, как ночь, и легкая, как тень, / Ты, мать моя, бродила каждый день».

Мать подобно Офелии должна сделать выбор:

Решай сама, бери судьбу любую:

Вернись в семью, будь родине верна -

Или, отцом навеки проклятая

И навсегда потерянная мной.

Как видим, В. Шекспир сопровождал Н.А. Некрасова в течение всей жизни: от детских впечатления, до итоговых произведений. Детские воспоминания, публикации в «Современнике», четырехтомное издание совместно с Н. Гербелем сочинений Шекспира, стихотворении «Офелия» и поэма «Мать» - ключевые точки соприкосновения двух личностей, двух эпох.

Литература:

  1. Аникст А. Первые издания Шекспира. Собрание сочинений на русском языке. М., 1974.

  2. <Бабст И.К.?> В. Шекспир с англ. Н. Кетчера. «Кориолан». // Современник. 1848. №7. С. 40-41.

  3. <Белинский В.Г.> Шекспир с англ. Н. Кетчера. «Все хорошо, что хорошо кончилось» // Современник. 1847. №4. С. 126-127.

  4. Боград В.Э. Журнал «Современник» 1847-1866: Указатель содержания. М.: Госполитиздат, 1959.

  5. <Боткин В.П.> Первые драматические опыты Шекспира // Современник. 1855. №3. С. 1-36.

  6. <Боткин В.П.>. Литература и театр Англии до Шекспира // Современник. 1853. №11. С. 1-62.

  7. Карлейль Т. Героическое значение поэта. Шекспир / пер. В. Б<откина> // Современник. 1856. №2. С.92-104.

  8. Куделько Н.И. О стихотворении Некрасова «Офелия» // Научный бюллетень. Л.: Ленинградский Государственный ордена Ленина университет, 1947. №16-17. С. 28-31.

  9. Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: В 3 т. Т.2: 1856-1866. СПб.: Наука, 2007. С.472.

  10. Литературное наследство. Т. 53-54. Ч. II: Н.А. Некрасов. М.: АН СССР, 1949. С. 28-29, 196, 238, 378.

  11. <Михаловский Д.Л.> Шекспир в переводе г. Фета. (Юлий Цезарь, трагедия В.Шекспира, пер. А.Фета. «Библиот<ека> для чт<ения>», март 1859 г.). Подп.: М.Лавренский // Современник. 1859. №6. С.255-288.

  12. Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: В 15 т. Т.1: Л.: Наука, 1981. С.280-281; Т. 4. Л.: Наука, 1982. С. 251-259, 507-517, 616-620.

  13. Шекспир В. «Много шуму из ничего» / пер. А. Кронеберг // Современник. 1847. №12. С. 229-302.

  14. Шекспир В. с англ. Н. Кетчера «Отелло» // Современник. 1849. №10. С.107-108.

  15. Шекспир В. С англ. Н. Кетчера «Два веронца», «Антоний и Клеопатра» // Современник. 1851. №2. С.90-91.

  16. Шекспир В. Сон в Иванову ночь. Драма / пер. Н.Сатина // Современник. 1851. №10. С.295-394.

  17. Шекспир В. Король Лир. Трагедия в пяти действиях / пер. А.Дружинин // Современник. 1856. №12. С.169-342.

  18. Шекспир В. «Усмирение своенравной». Комедия в пяти действиях / пер. А.Н.Островского // Современник. 1865. №11-12. С. 25-120.


20 ИЮНЯ

20-е числа июня 1861 г. - Н.А. Некрасов выезжает из Петербурга в Ярославль и Грешнево. В эти дни им пишется стихотворение «Похороны» («Меж высоких хлебов затерялося…»). На беловом автографе указано место написания: «Грешнево».

                Похороны

Меж высоких хлебов затерялося

Небогатое наше село.

Горе горькое по свету шлялося

И на нас невзначай набрело.

 

Ой, беда приключилася страшная!

Мы такой не знавали вовек:

Как у нас - голова бесшабашная -

Застрелился чужой человек!

 

Суд приехал... допросы...- тошнехонько!

Догадались деньжонок собрать:

Осмотрел его лекарь скорехонько

И велел где-нибудь закопать.

 

И пришлось нам нежданно-негаданно

Хоронить молодого стрелка,

Без церковного пенья, без ладана,

Без всего, чем могила крепка...

 

Без попов!.. Только солнышко знойное,

Вместо ярого воску свечи,

На лицо непробудно-спокойное

Не скупясь наводило лучи;

 

Да высокая рожь колыхалася,

Да пестрели в долине цветы;

Птичка божья на гроб опускалася

И, чирикнув, летела в кусты.

 

Поглядим: что ребят набирается!

Покрестились и подняли вой...

Мать о сыне рекой разливается,

Плачет муж по жене молодой,-

 

Как не плакать им? Диво велико ли?

Своему-то они хороши!

А по ком ребятишки захныкали,

Тот, наверно, был доброй души!

 

Меж двумя хлебородными нивами,

Где прошел неширокий долок,

Под большими плакучими ивами

Успокоился бедный стрелок.

 

Что тебя доконало, сердешного?

Ты за что свою душу сгубил?

Ты захожий, ты роду нездешнего,

Но ты нашу сторонку любил:

 

Только минут морозы упорные

И весенних гостей налетит,-

"Чу!- кричат наши детки проворные.-

Прошлогодний охотник палит!"

 

Ты ласкал их, гостинцу им нашивал,

Ты на спрос отвечать не скучал.

У тебя порошку я попрашивал,

И всегда ты нескупо давал.

 

Почивай же, дружок! Память вечная!

Не жива ль твоя бедная мать?

Или, может, зазноба сердечная

Будет таять, дружка поджидать?

 

Мы дойдем, повестим твою милую:

Может быть, и приедет любя,

И поплачет она над могилою,

И расскажем мы ей про тебя.

 

Почивай себе с миром, с любовию!

Почивай! Бог тебе судия,

Что обрызгал ты грешною кровию

Неповинные наши поля!

 

Кто дознает, какою кручиною

Надрывалося сердце твое

Перед вольной твоею кончиною,

Перед тем, как спустил ты ружье?..

_____

 

Меж двумя хлебородными нивами,

Где прошел неширокий долок,

Под большими плакучими ивами

Упокоился бедный стрелок.

 

Будут песни к нему хороводные

Из села по заре долетать,

Будут нивы ему хлебородные

Безгреховные сны навевать...

 

Стихотворение было впервые опубликовано в сентябрьском номере журнала «Современник» за 1861 год. Текст поэтического произведения во второй половине XIX века был положен в основу народной песни, в 1911 г. его музыкальная обработка была сделана композитором Н.А. Александровым.


ИЮНЬ

В июне 1861 г. Н.А. Некрасовым в ателье М.Б. Тулинова был сделан заказ на серию фотографических портретов.

В 50-60-х гг. XIX в. фотография активно входит в повседневную жизнь русского общества, она прекращает быть научным увлечением, превращается в модное и динамично развивающееся искусство. В крупных городах России начинают открываться доступные для широкой публики фотоателье. В это время были заложены основы модельной фотосъемки. В семьях появляются первые фотографические альбомы, фотографии становится принято дарить друзьям и родственникам. Не обошло стороной увлечение фотографией и Н.А.Некрасова.

Сегодня в собрании музея «Карабиха» хранится значительная коллекция фотографических портретов поэта. Большой интерес представляют работы, выполненные Михаилом Борисовичем Тулиновым (1823-1889). В историю русской фотографии он вошел как фотограф-портретист, автор характерных для 1860-х гг. фотографий – «визитных карточек».

М.Б. Тулинов родился в г. Острожске Воронежской губернии в купеческой семье. В 1840-х гг. он познакомился с И.Н. Крамским, дружеские отношения с которым сохранил в течение всей жизни. Именно он подарил юному Крамскому первые краски, рекомендовал его в качестве ретушера харьковскому фотографу Я. Данилевскому и убедил в необходимости поступления в Санкт-Петербургскую Академию художеств. Не случайно в одном из писем Крамской обращался к М. Тулинову со словами: «Мой отец, брат и лучший друг».

В 1856 г. Михаил Борисович принял участие в качестве фотографа в этнографической экспедиции Н.И. Второва по Воронежскому краю». Опубликованный по результатам поездки «Альбом типов и костюмов Воронежского края» привлек внимание современников. Художник В. Тимм создал по мотивам этих снимков два литографских монтажа, впоследствии опубликованных в «Русском художественном листке». Тулинов как фотограф получил известность и был приглашен в 1857 г. в Санкт-Петербург в фотографический отдел Главного штаба, поступил вольноприходящим в Академии художеств, которую позднее закончил в звании «неклассного художника».

С 1858 по 1861 гг. Тулинов служил главным помощником в Санкт-Петербургском фотоателье А. Деньера. В это время ближайший круг его общения входили И. Крамской, И. и С. Александровские, А. Деньер, М. Панов — мастера живописи и светописи. Михаил Борисович на долгие годы сохранил дружеские отношения с товарищами по Академии художеств, членами Петербургской артели художников.

В 1860 г. М.Б. Тулинов стал одним из учредителей ателье «Фотография и живопись академика Щетинина, художников Тулинова и Берестова» в Санкт-Петербурге. В 1861 г. он открыл свою фотомастерскую в Москве на Кузнецком мосту (купил ателье С. Зимулина). Именно в этот период М.Б. Тулинов познакомился с Н.А. Некрасовым. Вот как он вспоминал об этом: «…Щедрин (Салтыков) и Якушкин, гуляя по Кузнецкой улице, заметили на вывеске мою фамилию. Являются в фотографию. Снимаю фотокарточки в разных позах… Через несколько времени являются Краевский (…), а вскорости и Некрасов со своей знаменитой собакой. Наконец, А.Н. Островский с А.Ф. Писемским, а затем Аксаков, Самарин, Плещеев, Леонтьев, Катков». 1860-е гг. были временем пика творческой популярности фотографа. Тулинов стал призером Московской мануфактурной (1865 г.) и Политехнической (1872 г.), Парижской всемирной (1867 г.) выставок, был членом Московского общества любителей художеств, Общества распространения технических знаний.

Фотографические карточки, паспорту, выполненные Михаилом Борисовичем, имели фирменные знаки: «Фотография Тулинова», а после получения звания художника Академии художеств – «Фотография художника Тулинова» и дополнительные изображения на обороте. Московское фотографическое заведение Тулинова существовало до 1877 г.

Литература:

1. Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: В 3 т. Т.2: 1856-1866 / отв. ред. Б.В. Мельгунов; Ин-т рус. лит. (Пушкинский Дом) РАН. СПб.: Наука, 2007. С. 260 – 265.

2. Сабурова Т. Фотография художника Тулинова // Фотография. 1992. №7-8 С. 32-33.

3. Тулинов Михаил Борисович (1823-1887) // Шипова Т.Н. Фотографы Москвы (1839-1930): Биографический словарь-справочник. М.: Совпадение, 2006. С. 227-235.

4. Фотографические портреты Н.А. Некрасова: из собрания ИРЛИ РАН (Пушкинского Дома) и музея-усадьбы Н.А. Некрасова «Карабиха» (авт. - сост. Е. Кокорина и О. Замаренова) // Н.А. Некрасов: Учеб. пос.: [Компакт-диск] / ЯрГУ им. П.Г. Демидова; ГЛММЗ Н.А. Некрасова «Карабиха»; Мемориальный музей-квартира Н.А. Некрасова; Литературный музей ИРЛИ РАН. Ярославль, 2004. 


ИЮНЬ - НАЧАЛО ИЮЛЯ

Июнь - первая половина июля 1846 года(170 лет назад) – время сближения Некрасова с Авдотьей Яковлевной Панаевой (период гощения у Г.М. Толстого), которая вскоре становится его гражданской женой.

По воспоминаниям Панаевой, впервые она увидела Некрасова зимой 1842 года, когда Белинский привел его в дом Панаевых прочитать очерк «Петербургские углы». Авдотья Яковлевна произвела большое впечатление на молодого поэта. Ее любви Некрасов добивался долго и упорно, а она его отвергала, не решаясь бросить мужа. Николай Алексеевич не терял надежды покорить сердце этой женщины. Сотрудник журнала «Современник» Е. Колбасин в своих воспоминаниях писал: «Некрасов был… безнадежно влюблен в одну очень хорошую женщину. Один раз, когда поэт переезжал с ней Волгу в довольно многолюдном обществе, она на страстные нашептывания поэта с досадой отвечала: «Все вы, господа, фразеры, на словах готовы на все жертвы, а на самом деле умеете только разглагольствовать. Вот вы бог знает что говорите, однако не броситесь из-за меня в воду.» при последних ее словах Некрасов со всего размаху бросился из лодки в Волгу, почти на середине ее течения… Но эта недоступная женщина сумела оценить Некрасова и наградила его продолжительной любовью…».

 

Николай Алексеевич Некрасов посвятил ей строки:

  • Счастливый деньЕго я отличаю
  • В семье обыкновенных дней;
  • С него я жизнь мою считаю,
  • Я праздную его в душе моей!

Союз Некрасова и Панаевой в лучшие его годы был освящен любовью, дружбой и взаимопониманием. Их отношения были полны гармонией чувств. По мнению современника, любовь Авдотьи Яковлевны составила «самые светлые страницы в мрачной жизни нашего поэта». В стихотворениях того времени Некрасов называет ее «второй музой» - наивысший титул которого мог удостоить поэт свою возлюбленную.

  • Не знаю я тесней союза,
  • Сходней желаний и страстей -
    С тобой, моя вторая муза,
  • У музы юности моей!

Отношения Панаевой и Некрасова не были официально узаконены и Авдотья Яковлевна стала гражданской женой поэта в самом лучшем смысле этого слова. Но их общий жизненный путь был нелегок. Тяжелые расставания, размолвки, противоречия были мучительными для обоих. И из года в год эта мучительность возрастала.

В этом гражданском браке родилось двое детей в 1848 и 1855 годах, но оба ребенка умерли в младенчестве. Для Авдотьи Яковлевны это было тяжелейшим ударом. После смерти второго сына Панаева уехала в Париж в одиночестве.

В 1863 году они окончательно расстались. За полтора года до этого умер муж Авдотьи Яковлевны И.И. Панаев, и, казалось бы настало время узаконить отношения, но было уже поздно.

Некрасов позаботился о судьбе А.Я. Панаевой, назначив ей небольшую пенсию и выплатив панаевскую долю «Современника».

Почти через 10 лет после расставания поэт написал:

  • Всёчем мы в жизни дорожили,
  • Что было лучшего у нас,-
  • Мы на один алтарь сложили -
  • И этот пламень не угас!
  •  
  • Литература:
  • Авдотья Яковлевна Панаева (Головачева). Воспоминания. М.: Художественная литература, 1972. С. 97.
  • Жданов Владимир Викторович. НЕКРАСОВ. М.: Молодая гвардия, 1971. С. 138 – 139.
  • Некрасов Н.К. По их следам, по их дорогам: Н.А. Некрасов и его герои. – 2-е изд.; перераб. и доп. М.: Сов. Россия, 1979. С. 52.

МАЙ

В мае 1856 г. Н.А. Некрасовым было получено цензурное разрешение на публикацию сборника «Стихотворения Н.А. Некрасова». Выход в свет этой книги в 1856 г. стал крупным событием в литературной и общественной жизни России. «Восторг всеобщий. Едва ли первые поэмы Пушкина, едва ли «Ревизор» и «Мертвые души» имели такой успех», - писал Н.Г. Чернышевский Н.А. Некрасову. П.А. Анненков отмечал: «Экземпляры пропадают в лавках, как только появляются». Сам поэт сообщал сестре А.А. Буткевич в январе 1857 г.: «Мне пишут, что все издание в 2400 экз. или в 3000 разошлось в один месяц».

Идея создания данного сборника появилась у поэта в апреле 1855 г. Об этом свидетельствует письмо И.С. Тургенева к Н.А. Некрасову от 29 апреля 1855 г., в котором он приглашая Николая Алексеевича в усадьбу «Спасское-Лутовиново», отмечал: «Ты бы здесь приготовил собрание своих стихотворений к печати, которое непременно надо издать зимой».

По идее поэта в этот сборник должны были войти лучшие произведения, созданные им за последние 10 лет. Его появлению способствовали несколько факторов. В 1855 г. после смерти Николая I и прихода к власти Александра II был ослаблен цензурный контроль. В 1840- начале 1850-х гг. Некрасов был занят в большей степени работой над журналом «Современник». Писатель был отнесен властью к числу неблагонадежных лиц и цензурный комитет пристально следил за публиковавшимися им сочинениями. По свидетельству Н.Г. Чернышевского, Н.А. Некрасов говорил, что не может работать над произведением, которое «невозможно напечатать скоро...». В 1848-1855 гг. лишь немногие стихотворения поэта появлялись в журналах. Кроме того, в конце 1854 – начале 1855 гг. Николай Алексеевич был тяжело болен и воспринимал задуманный им сборник стихов как итоговый.

В мае 1855 гг. по совету Т.Н. Грановского Н.А. Некрасов начал сотрудничать с московским издателем К.Т. Солдатенковым (1818-1901). Заручившись устным согласием последнего поэт вместе с А.Я. Панаевой начал переписывать стихи для предполагаемого издания в тетрадь, позднее названную исследователями «Солдатенковской». 7 июня Николай Алексеевич вручил эту тетрадь издателю. 11 июня между ними было заключено соглашение, по которому Солдатенков приобретал право издания книги стихов на два года, а литератор получал за рукопись полторы тысячи рублей серебром. Н.А. Некрасов обязался прибавить к рукописи до тысячи новых строк. В течение второй половины 1855 г. и зимы 1856 г. им были написаны такие шедевры, как «Гадающей невесте», «Забытая деревня», «Внимая ужасам войны», отрывки стихотворения «Поэт и гражданин». Создаваемая Н.А. Некрасовым книга заинтересовала петербургского публициста и издателя В.П. Боткина (1811-1869). Он предложил поэту выкупить у Солдатенкова право на публикацию книги и передать это право ему. До конца 1855 г. книга так и не вышла в свет. Переговоры об этом продолжались до весны 1856 г.

Чувствуя неловкость сложившейся ситуации, Н.А. Некрасов только 27 марта 1856 г. выразил К.Т. Солдатенкову полную готовность печатать книгу. «... Я прошу Вас, — писал литератор издателю, — только исключить из данной Вам тетрадки некоторые пьесы, которые, как очень слабые, могут только повредить книге. Список этих пьес я пришлю Вам на днях». В апреле 1856 г. Н.А. Некрасовым был пересмотрен перечень публикуемых произведений, подготовлена и отдана в Санкт-Петербургский цензурный комитет новая тетрадь стихов. Выбор места цензуры был обусловлен тем, что в это время в Санкт-Петербурге происходила смена руководства цензурного комитета – уходил в отставку граф M.Н. Мусин-Пушкин. В мае 1856 г. цензурное разрешение Николаем Алексеевичем было получено. «Чудеса! – писал Некрасов Тургеневу. — Генерал Пушкин на прощанье мои стихи без помарок велел сплошь племяннику подмахнуть. И тот подмахнул». Рукопись, дозволенная к печати в мае 1856 г. до нас, к сожалению, не дошла. По-видимому, она несколько отличалась от печатного сборника «Стихотворений».

Поэт намеревался издать книгу в Петербурге. «Я пишу Солдатенкову, чтоб он позволил мне самому напечатать ее здесь, а я ему вышлю все до единого экземпляра и счет, что будет стоит издание» (из письма Н.А. Некрасова от 16 июня 1856 г.) Но книга вышла в Москве, в известной типографии А. Семина, 15 октября 1856 г., тиражом в 3000 экземпляров.

Н.А. Некрасов разделил свой стихотворный сборник на 4 раздела. В первый раздел были включены стихотворения о народе («В дороге», «Влас», «Огородник», «Извозчик», «На улице» и др.). Во втором разделе были помещены сатирические стихи («Псовая охота», «Гадающей невесте», «Нравственный человек», «Секрет», «Колыбельная песня», «Отрадно видеть, что находит» и др.), в третьем разделе опубликована поэма «Саша», а в четвертом – лирические стихи («Когда из мрака заблужденья», «Старые хоромы», «В неведомой глуши», «Муза», «Блажен незлобивый поэт», «Внимая ужасам войны», «14 июня 1854 г.». Сборник открывался стихотворением «Поэт и гражданин», помещенным вне разделов.

Книгу ждали, о ней начали писать сразу же после ее появления. В это время Некрасов был в Риме. Дальнейшая судьба книги решалась без него и частично вопреки его воли. Приятель Н.А. Некрасова писатель М.Н. Логинов 4 ноября 1856 г. писал Тургеневу об общественно-политической судьбе «Стихотворений Н.А. Некрасова»: «Едва ли это не самая многознаменательная книга нашего времени. В.П. Боткин в письме от 10 ноября того же года указывал: «Не было примера со времен Пушкина, чтоб книжка стихотворений так сильно покупалась». «Через какой-нибудь месяц после выхода книги в свет, цена на нее возросла в 4 раза, то есть она продавалась вместо номинальных 1 р. 50 коп. по 6 руб. за экземпляр», - писал Е.Я. Колбасин. По свидетельству А.Н. Пыпина, через несколько месяцев после выхода книги в провинции ее переписывали от руки, а за переписку была «установлена уже известная, постоянная цена…» (из письма А.Н. Пыпина к Н.Г. Чернышевскому от 12 июля 1857 г.)

Ажиотаж, возникший в русском обществе вокруг «Сборника стихотворений Н.А. Некрасова», привлек внимание высших государственных сановников. Н.Г. Чернышевский, по его собственным словам, не искушенный правилами поведения с цензурой, поместил в 11 номере журнала «Современник» 3 стихотворения из книги: «Поэт и гражданин», «Забытая деревня», «Отрывки из путевых записок графа Гаранского». В первой половине ноября 1856 г. вышло предписание министра народного просвещения А.С. Норова рассмотреть книгу Некрасова «в цензурном отношении». Возникло громкое цензурное дело, причем наиболее яростные нападки вызвало стихотворение «Поэт и гражданин». В результате этого было запрещено новое издание книги, «всякие отклики» на нее и выписки из сборника.

В 1859 г. в Лейпциге было осуществлено переиздание «Стихотворений Н.А. Некрасова». Поэт объявил, что это было сделано без его ведения. Официальное цензурное разрешение на перевыпуск сборника «Стихотворений» Н.А. Некрасов получил только в мае 1861 г. При перепечатке многие стихотворения были сильно искажены цензурой. Особенно пострадал «Поэт и гражданин».

В коллекции музея «Карабиха» сегодня хранится уникальное издание «Стихотворений Н.А. Некрасова» 1856 года. Поступило оно в коллекцию весной 1872 г. из Казахстана как дар от учительницы-пенсионерки А.С. Маненковой. Посылая книгу, Александра Семеновна писала: «Этот сборник стихов у меня находится пятьдесят лет. Когда я была молодой учительницей, приобрела его в сельской местности. Учитывая, что год издания его редкий, думаю, что для музея он будет представлять большую ценность». Редкий сам по себе, присланный экземпляр представляет для музея и некрасоведения большую ценность: на шмуц-титульном листе книги написаны фамилии знакомых поэту Абаза и Лазаревского. 21 стихотворение из напечатанных в сборнике имеет рукописные вставки и правки; на вплетенных листах бумаги переписаны от руки 13 стихотворений Некрасова, которые не были включены в книгу при печати. Удалось выяснить, что рукописные вставки и правки были сделаны почерком, близким к руке беллетриста, переводчика, члена Совета министра внутренних дел и члена Совета Главного управления по делам печати В.М. Лазаревского (1817-1890).

 

Литература:

Блинчевская М.Я. К истории издания «Стихотворений» 1856 г. (договор Некрасова с К. Т. Солдатенковым) // Некрасовский сборник / АН СССР; ИРЛИ (Пушкинский Дом). Вып. 9. Л., 1988. С. 113-115.

Гаркави А.М. История создания Некрасовым первого собрания «Стихотворений» (1856 г.) // Некрасовский сборник / АН СССР; ИРЛИ (Пушкинский Дом). Вып.1. М.; Л., 1951. С.150-168.

Нечаева В. П.А. Вяземский – цензор Некрасова // Литературное наследство. Т. 53-54. Ч. III: Н.А. Некрасов. М.: АН СССР, 1949. С. 213-218.

Подольская И.И. Первая книга Некрасова // Некрасов Н.А. Стихотворения. 1856. М.: Наука, 1988. С. 337-397.

Тарасов А.Ф. О сборниках стихотворений Н.А. Некрасова 1856 года с рукописными вставками // О Некрасове. Вып.4. Ярославль: Верх.-Волжск. кн. изд-во, 1975. С. 262-278.


22 МАЯ

22 мая 1866 г. Некрасов выехал в Карабиху вместе с Селиной Лефрен (27 мая 1866 г. прибыл) (150 лет назад).

Селина Александровна Лефрен – Потчер - актриса французской труппы Михайловского театра в Петербурге. Некрасов сблизился с ней приблизительно в конце 1863 – начале 1864 годов, после разрыва отношений с Авдотьей Яковлевной Панаевой. Селина отличалась живым нравом и легким характером; по воспоминаниям сводной сестры Некрасова Лизы, она не была очень красива, но одевалась с большим вкусом, любила музыку, хорошо пела и играла на фортепиано, что очень нравилось Некрасову. Он любил слушать её пение, когда она в квартире на Литейном под собственный аккомпанемент исполняла французские арии и романсы.

Чуковский писал, что Некрасов и Селина Лефрен говорят на «разных языках», а кульминацию их духовной разобщенности представляют весенние события 1866 г.: «Когда в апреле 1866 года он прочитал в Английском клубе свою знаменитую Муравьевскую оду и в отчаянии воротился домой, Селина была тут же, в тех же комнатах, но что она могла понять в его горе?.. Вряд ли он даже рассказал ей, в чем дело. Тотчас после Муравьевской оды — через три или четыре дня — он решил уехать с Селиной в Карабиху. Состояние духа было у него мрачное, но единственно, чем проявила себя Селина в эти тяжелые дни, было высказанное ею желание, чтобы в Карабихе развели резеду. Резеда была ее любимым цветком.
Резеда! Н у ж н о только представить, что делалось тогда в Петербурге: муравьевский террор, все население в панике, на Некрасова обрушилось тяжелое горе — закрыли его любимый журнал, над которым он трудился столько лет. Н о Селине нужна резеда».

Весной 1867 года она отправилась за границу и в Россию больше не возвращалась. Последнее их свидание состоялось в 1869 году в Трувиле, Франция.

В РГАЛИ хранятся четыре письма Лефрен, адресованные Некрасову. Эти письма впервые были опубликованы в пятом выпуске историко-литературного сборника «Карабиха» с комментариями М.Ю. Степиной. Четыре письма, без конвертов, на неправильном русском языке. Письма датируются 1864, 1866, 1867 и 1869 годами. В своим письмах Селина пишет о своем сыне, интересуется почему Некрасов ей не пишет, не забыл ли он ее адрес, рассказывает о своей жизни в Трувиле, интересуется здоровьем Ольги Федоровны – жены брата поэта Константина Алексеевича, пишет о их встрече во Франции и ласково называет поэта «Бибка» …

  • Литература:
  • Карабиха: историко-литературный сборник/Ред. Кол. Б.В. Мельгунов, Н.Н. Пайков, Е.В. Яновская; Государственный литературно-мемориальный музей-заповедник Н.А. Некрасова «Карабиха». Вып. 5. Ярославль: издательство Александра Рутмана, 2006. – 320 с. С. 187 – 195.
  • Некрасовский сборник Т.XIV. СПб.: Наука, 2008, С. 200-201.
  • Жданов В. Некрасов. М.: Молодая гвардия, 1971. С.393. 

18 МАЯ

18 мая 1876 года (140 лет назад) – дата на корректуре, правленной Некрасовым, стихотворения «З<и>не» («Ты ещё на жизнь имеешь право…»). Впервые опубликовано: Последние песни, с. 17, с заглавием «З-не». В собрание сочинений впервые включено: Стихотворения 1879, т.III. В прижизненные издания «Стихотворений» Некрасова не входило. Написано в период первого обострения болезни (раковая опухоль), весной 1876 г.

Ты еще на жизнь имеешь право,
Быстро я иду к закату дней.
Я умру — моя померкнет слава,
Не дивись — и не тужи о ней!

Знай, дитя: ей долгим, ярким светом
Не гореть на имени моем:
Мне борьба мешала быть поэтом,
Песни мне мешали быть бойцом.

Кто, служа великим целям века,
Жизнь свою всецело отдает
На борьбу за брата-человека,
Только тот себя переживет…

Зина – жена Н.А. Некрасова, настоящее её имя Фекла Онисимовна Викторова. Зиной называл ее сам поэт. Это была молодая, жизнерадостная женщина, от которой, по словам друга Николая Алексеевича, Анатолия Федоровича Кони, «веяло душевной добротой и глубокой привязанностью к Некрасову». Она всюду сопровождала поэта: за границу, в Карабиху, в Крым. Зинаида Николаевна была дочерью простого солдата. В Карабиху с Зинаидой Николаевной Некрасов начал приезжать с 1870 года. Уведомляя брата о приезде в усадьбу, поэт 21 мая 1870 года писал: « Я думаю приехать через неделю в Карабиху. Пожалуйста, распорядись, ибо приеду не один. Мне нужны повар и прачка … пора нам и повидаться. Мне нужен на эти полтора месяца рояль. Нельзя ли взять порядочный в Ярославле на прокат? Не прикажешь ли сделать рамы в мой книжный шкаф?».

Зинаида Николаевна – последняя и самая сильная привязанность Некрасова. По воспоминаниям племянника поэта Александра Федоровича, она была «голубоглазой блондинкой с очаровательным цветом лица, красиво очерченным ртом и жемчужными зубами. Была стройно сложена, хорошо стреляла и ездила верхом, так что Николай Алексеевич иногда брал ее с собою на охоту». Во время болезни Николая Алексеевича Зина самоотверженно ухаживала за поэтом, оказалась преданным другом и надежной сиделкой. За ночи проведенные у постели поэта она из молодой и цветущей женщины превратилась в старуху.

Испытывая нежность и благодарность к Зине за ее самоотверженность, Некрасов принял решение – обвенчаться с ней. 4 апреля 1877 года состоялось венчание в петербургской квартире поэта. По завещанию Зинаида Николаевна получила всю обстановку квартиры на Литейном и половину имения Чудовская Лука. Зинаида Николаевна продала все, что получила по завещанию, уехала в провинцию и доживала в безвестности свою жизнь в Саратове, получая скромную пенсию от Литературного фонда. Умерла З.Н. Некрасова в январе 1915 года через 37 лет после смерти поэта.

Литература:

Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: в 15 т. Т.3: Л.: Наука, 1982. С. 175, 474.

  • Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: В 3 т. Т.3: 1867-1877. СПб.: Наука, 2009. С.511.
  • Жданов В. Некрасов. М.: Молодая гвардия, 1971. C. 465, 475.

12 МАЯ

12 мая 1866 г. было приостановлено издание выпускаемого Н.А. Некрасовым журнала «Современник» за статью Ю.Г. Жуковского «Вопрос молодого поколения».

 

6 апреля 1866 г. императором Александром II был утвержден закон «О даровании некоторых облегчений и удобств отечественной печати». Он был введен в действие 1 сентября 1865 г. Дела печати и цензуры были сосредоточены в Главном управлении по делам печати при Министерстве внутренних дел под высшим наблюдением министра. Новый закон о печати отменял предварительную цензуру периодических изданий в Москве и Санкт-Петербурге и всю полноту ответственности за публикуемые материалы возлагал на авторов статей и издателей-редакторов. Освобожденные от предварительной цензуры сочинения и периодические издания оценивались с точки зрения их соответствия условиям закона. Ежемесячные журналы должны были предоставляться в цензурный комитет за два дня до выпуска в свет, еженедельные и ежедневные периодические издания – одновременно с началом печатания тиража. После рассмотрения номера цензор или разрешал его выпуск, или задерживал издание и возбуждал против редакции судебное преследование. Кроме того, министр внутренних получил право делать периодическому изданию предостережение за «вредное направление» с указанием статей, подавших повод к наказанию. После трех предостережений цензурный комитет также мог остановить издание журнала или газеты на срок до 6 месяцев, а издателей и авторов привлечь к суду.

Вскоре после вступления нового закона о печати в силу журнал «Современник» получил два цензурных предостережения - 12 ноября и 4 декабря 1866 г. Предостережение от 12 мая 1866 г. стало для периодического издания третьим. Вызвавшая резонанс статья «Вопрос молодого поколения» принадлежала публицисту и экономисту Юлию Галактионовичу Жуковскому (1833-1907). В 1853—1859 гг. он служил в министерстве финансов, в 1859—1864 гг. — в Государственной канцелярии. Юлий Галактионович участвовал в подготовке проектов положений, ставших впоследствии законодательной основой крестьянской и судебной реформ. Сотрудничество с «Современником» Ю.Г. Жуковский начал в 1860 г., где напечатал цикл статей о политике, экономике, праву и по крестьянскому вопросу («Что такое право?», «О народности в политике», «Крестьянское дело и общественная инициатива», «Затруднения женского дела» и др.). После ухода из журнала М.Е. Салтыкова-Щедрина в 1864 г. Ю.Г. Жуковский занял его место. По своим взглядам Юлиан Галактионович находился на позициях умеренного либерализма, современниками он воспринимался как буржуазный просветитель, умеренный оппозиционер. Статья «Вопрос молодого поколения» была посвящена вопросу влияние русского дворянства на развитие экономической системы страны, анализировала явления «барство» и «крепостничество». Ю.Г. Жуковский вместе с ответственным редактором А.Н. Пыпиным, выпустившим в свет статью, были обвинены в «оскорблении чести и достоинства всего дворянского сословия» и привлечены к судебной ответственности. Незадолго до этого, в апреле, по подозрению в причастности к каракозовскому делу был арестован был арестован сотрудник «Современника» Г.З. Елисеев. Ареста ждал Н.А. Некрасов. Все попытки Николая Алексеевича спасти журнал оказались безуспешными. (См. об этом подробнее статью «Некрасовского календаря» от 16 апреля). 28 мая 1866 г. «Современник» был закрыт «вследствие доказанного с давнего времени вредного… направления».

Уже после закрытия «Современника» во второй половине 1866 г. начался судебный процесс над Ю.Г. Жуковским и А.Н. Пыпиным. 25 августа 1866 г. Санкт-Петербургский окружной суд оправдал обвиняемых. Это решение не удовлетворило министра внутренних дел П.А. Валуева, курировавшего вопросы цензуры. Оно было опротестовано товарищем прокурора Н.Б. Якоби. При повторном разбирательстве уже в Судебной палате Ю.Г. Жуковскому и А.Н. Пыпину был вынесен обвинительный приговор: они подверглись «денежному взысканию по сту рублей и аресту на военной гауптвахте в течение трех недель каждого».

Н.А. Некрасов не привлекался к суду и в судебном процессе не участвовал. В это время он находился в Карабихе. Из сохранившейся переписки известно, что он был готов был взять на себя ответственность за напечатание статьи «Вопрос молодого поколения» и внимательно следил за развитием судебного дела.

После судебного процесса сотрудничество Юлиана Галактионовича с журналами либерально-демократической направленности ухудшилось. Его статьи перестали печатать. Окончательный разрыв Жуковского и Некрасова произошел в 1868 г. Николай Алексеевич взял в аренду у А.А. Краевского журнал «Отечественные записки» и привлек к участию некоторых из прежних сотрудников «Современника». Ю.Г. Жуковский отказался сотрудничать. Вместе с М. Антоновичем он издал книгу «Материалы для характеристики современной русской литературы», где дал негативную характеристику редакционно-издательской политике и деятельности Н.А. Некрасова. Книга вызвала противоречивые толки у современников и положила начало большой дискуссии в литературных кругах.

 

Литература:

Архив села Карабихи. Письма Н.А. Некрасова и к Некрасову / примеч. сост. Н. Ашукин. М.: Изд-во К.Ф. Некрасова, 1916. С. 159-160, 252-253.

Блохин В.Ф. Из истории цензурного реформаторства: государство и легальная печать в России в политическом контексте (1865-1905 годы) // Вестник Челябинского гос. ун-та. 2009. №6. История. Вып. 30. С. 34-44.

Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: В 3 т. Т.2: 1856-1866. СПб.: Наука, 2007. С.428, 433,466.

Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: в 15 т. Т.3: Л.: Наука, 1982. С. 402-405.

Николаев Г.И. Ю.Г. Жуковский (1833-1907): общественно-политические взгляды и деятельность: Автореф. дис …канд. ист. наук / Моск. гос. пед. ун-т. М., 2002. 



АПРЕЛЬ - МАЙ

Апрель-май 1871 г. (145 лет назад) - Н.А. Некрасов позировал художнику Н.Н. Ге, писавшему его портрет.

Николай Николаевич Ге (1831-1894) – автор второго по времени портрета Н.А. Некрасова. Их знакомство состоялось в 1869 г., когда художник вернулся из-за границы. Первая половина 1870-х гг. стала временем частых встреч мастеров кисти и пера и тесного дружеского общения. В это время Н.Н. Ге задумал «самолично» исполнить портретную галерею «лучших людей России», «дабы передать образ дорогих людей соотечественников». К числу таких людей был и отнесен Н.А. Некрасов. Драматург П.Д. Боборыкин в воспоминаниях записал: «Обедывал у него (Некрасова) и художник Ге, писавший в одну из тех зим портреты его и Салтыкова». Поэт позировал художнику в первой половине 1871 г. В отчете Академии художеств от 9 августа 1871 г. Ге были перечислены выполненные работы: «Портреты, писанные масляными красками с натуры: Т.П. Костомаровой (…), И.С. Тургенева, М.Е. Салтыкова, Н.А. Некрасова…».

Художественный образ, созданный Н.Н. Ге, во многом соответствует описаниям, оставленным Бобрыкиным: «Голова у Некрасова была чрезвычайно типичная для настоящего русака из приволжских местностей. Он смотрел и в зиму 1871 года всего больше охотником из дворян – псовым или ружейным, холостяком, членом клуба.

Профессионально-писательского было в нем очень немного, но очень много бытового в говоре, в выражении его умного, немного хмурого лица. И вместе с тем что-то очень петербургское 40-х годов, с его бородкой, манерой надевать pince-nez, походкой, туалетом. Если Тургенев смотрел всегда барином, то и его когда-то приятель Некрасов не смотрел бывшим разночинцем, а скорее дворянским "дитятей", который прошел через разные мытарства в начале своей писательской карьеры.

Эта житейская бывалость наложила печать на весь его душевный "habitus". И нетрудно было распознать в нем очень скоро человека, знающего цену материальной независимости. (…) . Как хозяин Некрасов был гостеприимен, умно-ласков, хотя веселым он почти никогда не бывал. Некоторая хмурость редко сходила с его лица, а добродушному тону разговора мешала хрипота голоса. Но когда он бывал мало-мальски в духе, он делался очень интересным собеседником, и все его воспоминания, оценки людей, литературные замечания отличались меткостью, своеобразным юмором и большим знанием жизни и людей».

Портрет Н.А. Некрасова был представлен публике на II Передвижной выставке в Санкт-Петербурге 26 декабря 1872 г. В 1874 г. выставка была показана в Москве и Киеве. Портрет Н.А. Некрасова хранился у Н.Н. Ге до конца жизни. Для поэта мастер выполнил копию портрета. «Свой портрет работы Ге Некрасов недолюбливал. Этот портрет даже висел у него не в комнатах, а в коридоре подальше от глаз», - вспоминал П.А. Ефремов. Позднее портрет был перевезен в дом Н.А. Некрасова в Чудовской Луке, а оттуда – в Музей императора Александра III (ныне Государственный Русский музей), где находится и сегодня. Первоначальное изображение Н.А. Некрасова кисти Н.Н. Ге сегодня входит в собрание Государственного Эрмитажа.

 

Литература:

Боборыкин П.Д. За полвека. Воспоминания. М.: Захаров, 2003. 688 с.

Бобриков А. Другая история русского искусства. М.: Новое литературное обозрение, 2012. С.338-339.

Бурова Г., Гапонова О., Румянцева В. Товарищество передвижных художественных выставок. Т.1: Перечень произведений и библиография. М.: Искусство, 1952. С. 134-139.

Замаренова О. Живописные портреты Н.А. Некрасова // Николай Алексеевич Некрасов: [компакт-диск] / ЯрГУ им. П.Г. Демидова; ГЛММЗ Н.А. Некрасова «Карабиха»; Мемориальный музей-квартира Н.А. Некрасова; Литературный музей ИРЛИ РАН. Ярославль, 2004.

Карпова Т. «Он прожил не улиточной жизнью» // Третьяковская галерея. 2011. №3. С. 5-19.

Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: В 3 т. Т.3: 1867-1877. СПб.: Наука, 2009. С.231.

Печёнкин И.Е. Русское искусство второй трети XIX – начала XX веков. М., 2008. С. 56-60.

Поспелов Г. О картинах и рисунках: Избранные статьи об искусстве XIX – XX веков. М.: Новое литературное обозрение, 2013. С. 112-113.

Рогинская Ф.С. Товарищество передвижных художественных выставок. Исторические очерки. М.: Искусство, 1989. С.124-127.

Стасов Н.Н. Статьи и заметки. М.: Изд-во АХ СССР, 1952. С. 178-181.

Юденкова Т. Павел Михайлович Третьяков и Николай Николаевич Ге // Третьяковская галерея. 2011. №3. С. 21-26.


19 АПРЕЛЯ

19 апреля 1841 года (175 лет назад) умерла актриса Александринского театра Варвара Николаевна Асенкова.

Она родилась в 1817 году. Предназначенная родными для артистической карьеры, она не скоро обнаружила дарование. Нехотя училась в театральной школе, где ее считали почти совершенно непригодной для сцены; нехотя брала уроки у Сосницкого и с тем равнодушием вступила на сцену, видя в этом, по словам матери, лишь средство помогать обедневшей семье. Но вскоре талант ее развернулся во всей силе, и она страстно привязалась к театру. Грациозная, миловидная, с лукавый улыбкой на устах, она при самом выходе своем на сцену умела заражать зрительный зал беспечным весельем. Дебютировала Асенкова в январе 1835 году, исполнив в бенефисе своего учителя Сосницкого роль одалиски Роксаланы в комедии Фавара «Солиман II, или Три султанши». Успех ее определился с первого спектакля. Особенно шумно принимали ее в ролях с переодеванием. Пьесы «Гусарская стоянка», «Полковник старых времен» и «Пятнадцатилетний король», где она играла роль юнкера Лелева, маркиза Юлия де Креки и Карла II, не сходили в то время с репертуара, вызывая общий восторг.

В июне 1840 года Н.А.Некрасов напечатал в журнале «Пантеон» за своей полной подписью стихотворение «Офелия», явно навеянное представлением «Гамлета» в Александринском театре, где Офелию именно в сезон 1839-1840 годов играла знаменитая Асенкова:

  • В наряде странность, беспорядок,
  • Глаза - две молнии во мгле,
    Неуловимый отпечаток
    Какой-то тайны на челе;
    В лице то дерзость, то стыдливость,
  • Полупечальный, дикий взор,
    В движеньях стройность и красивость -
    Всё чудно в ней!

Меньше чем через год после появления этих стихов Некрасов был на похоронах рано погибшей актрисы. А много лет спустя, в 1853 году, он написал стихотворение «Памяти Асенковой», показывающее, что он не забыл ее проникновенной игры:

  • Я помню: занавесь взвилась,
  • Толпа угомонилась -
    И ты на сцену в первый раз,
  • Как светлый день, явилась.

    Театр гремел: и дилетант,
    И скептик хладнокровный
    Твое искусство, твой талант
    Почтили данью ровной.

Он знал, конечно, трагическую судьбу актрисы: отвергнутые ею высокопоставленные поклонники, среди которых упорно называли Николая I, отомстили ей отвратительной клеветой, что и свело ее в могилу в двадцатичетырехлетнем возрасте. Эта ранняя смерть вызвала много толков и взбудоражила тогдашнее общество: похороны актрисы явились, по словам современника, «своего рода демонстрацией». На полях стихотворения, посвященного Асенковой, Н.А. Некрасов сделал в 1873 году такое примечание: «бывал у нее, помню похороны, - похожи, говорили тогда, на похороны Пушкина; теперь таких вообще не бывает».

Литература:

Русский библиографический словарь: В 20 т. Т.1: А / Вступ. ст. П. Калиникова. – М.: Терра – Книжный клуб, 1998. С.474-476

Жданов В. Некрасов. М.: Молодая гвардия, 1971. С.83-85.
Литературное наследство. Т. 53-54. Ч.III: Н.А. Некрасов. М.: АН СССР, 1949. С. 45.


16 АПРЕЛЯ

16 апреля 1866 года (150 лет назад) Некрасов на обеде в Английском клубе прочитал написанное им стихотворное приветствие графу М.Н. Муравьеву.

4 апреля 1866 г. произошло покушение на Александра II. Попытку убить императора предпринял революционер Д.В. Каракозов, входивший в подпольную организацию, возглавляемую Н.А. Ишутиным и И.А. Худяковым – последователями общественных идей Н.Г. Чернышевского. Для подавления революционных настроений в Санкт-Петербурге в 1866 г. из отставки был вызван генерал М.Н. Муравьев (1876-1866), прозванный либеральными и народническими кругами «Муравьев-вешатель» или «Муравьев-палач» за жестокое подавление Польского восстания 1863 г. 6 апреля он был назначен председателем Верховной следственной комиссии по делу о покушении на жизнь императора. Репрессии, начатые Муравьевым, посеяли панику в среде столичной интеллигенции. В Петербурге были арестованы почти все радикальные литераторы: 13 апреля – редактор «Русского слова» Г. Е. Благосветлов, 14 апреля – В. С. Курочкин, 25 апреля – П. Л. Лавров, 28 апреля – В.А. Зайцев, 29 апреля – Г.З. Елисеев, Н.С. Курочкин и Д.Д. Минаев. Один из редакторов «Современника» Г.З. Елисеев вспоминал: «…все участвовавшие в литературе, конечно, были в трепете, ожидая денно и нощно неизбежного арестования. В особенности должны были трепетать сотрудники «Современника», который считался главным очагом всех (…) якобинских идей».

К началу 1866 г. положение журнала «Современник» было достаточно трудным. Сократился читательский интерес к изданию и, соответственно, число подписчиков. (В 1863 г. количество подписчиков составляло 6500 человек, к концу января 1866 г. - 2100). Этому способствовал ряд факторов. На рубеже 1850 и 1860-х годов группа авторов прекратила сотрудничество с журналом. В 1861 г. умер Н.А. Добролюбов, в 1862 г. был арестован и в 1864 г. отправлен в ссылку Н.Г. Чернышевский.

Спасителем царя был официально объявлен О.И. Комиссаров (1838-1892) – «мастеровой из костромских крестьян», оттолкнувший руку убийцы во время выстрела. На крестьянина обрушился поток наград, поздравлений и подарков. Ему было даровано дворянство. В течение апреля 1866 г. О.И. Каракозова чествовали различные общества и организации. 9 апреля состоялся большой прием в Петербургском Английском клубе, на котором Н.А. Некрасов произнес стихотворение «Осипу Ивановичу Комиссарову»:

 

Не громка моя лира, в ней нет

Величавых, торжественных песен,

Но придет, народится поэт,

Вдохновеньем могуч и чудесен,

 

Он великую песню споет,

И героями песни той чудной

Будут: царь, что стезей многотрудной

Царство русское к счастью ведет;

 

Царь, покончивший рабские стоны,

вековую бесправность людей

И свободных сынов миллионы

Даровавший отчизне своей;

 

И крестьянин, кого возрастил

В недрах Руси народ православный,

Чтоб в себе - весь народ он явил

Охранителем жизни державной!

 

Сын народа! тебя я пою!

Будешь славен ты много и много...

Ты велик - как орудие бога,

Направлявшего руку твою!

 

Современниками создание этого произведения было оценено как попытка Н.А. Некрасова спасти «Современник».

14 апреля Некрасов получил тайную записку от цензора Ф. Толстого с предупреждением о готовящемся закрытии журнала. Старшина Английского клуба Г.А. Строганов, которому понравилось посвящение О.И. Комиссарову, предложил Н.А. Некрасову приготовить стихи для обеда в честь М.Н. Муравьева.

16 апреля поэт принял участие в официальном чествовании председателем Верховной следственной комиссии и прочитал написанное стихотворное посвящение, получившее известность как «ода М.Н. Муравьеву». Об обстоятельствах этого выступления газета «Московские ведомости» от 20 апреля 1866 г. сообщала: «Нам пишут из Петербурга, что в прошлую субботу тамошний Английский клуб избрал графа Муравьева в свои почетные члены, а в эту субботу, 16-го апреля, граф присутствовал там на обеде. Пили его здоровье, говорили речи… После обеда г. Некрасов прочел стихи, написанные им в честь графа Муравьева. В стихах выставлены заслуги графа, которому теперь «вся Россия бьет челом». Стихи заканчиваются просьбой: «Виновных не щади»».

Сенатор, генерал А.И. Дельвиг, присутствовавший на обеде, позднее в своих мемуарах записал: «После обеда, когда Муравьев сидел со мною и другими членами (…), к нему подошел издатель журнала «Современник» известный поэт Некрасов, об убеждениях которого правительство имело очень дурное мнение. Некрасов сказал Муравьеву, что написал к нему послание в стихах и просил позволения его прочитать. По прочтении он просил Муравьева о позволении напечатать это стихотворение. Муравьев отвечал, что, по его мнению, напечатание стихотворения было бы бесполезно, но так как оно составляет собственность Некрасова, то последний может располагать им по своему усмотрению. Эта крайне неловкая и неуместная выходка Некрасова очень не понравилась большей части членов клуба».

Ода М.Н. Муравьеву была уничтожена поэтом и текст ее остается неизвестным. Этот поступок навсегда остался для Н.А. Некрасова предметом мучительных воспоминаний и раскаяния. В тот же вечер он написал стихотворение: «Ликует враг, молчит в недоуменье…»:

 

Ликует враг, молчит в недоуменье

Вчерашний друг, качая головой,

И вы, и вы отпрянули в смущенье,

Стоявшие бессменно предо мной

Великие, страдальческие тени,

О чьей судьбе так горько я рыдал,

На чьих гробах я преклонял колени

И клятвы мести грозно повторял...

Зато кричат безличные: «Ликуем!»,

Спеша в объятья к новому рабу

И пригвождая жирным поцелуем

Несчастного к позорному столбу.

 

Н.А. Некрасов избежал ареста. Но четвертый апрельский номер «Современника» за 1866 г., где было опубликовано стихотворение «Осипу Ивановичу Комиссарову», стал последним выпуском журнала. В конце мая 1866 года «Современник» по Высочайшему повелению «вследствие … вредного направления» был закрыт. Это трудное время поэт уехал в усадьбу «Карабиха», где находился до ноября месяца. Поэтические выступления в Английском клубе сильно пошатнули авторитет Н.А. Некрасова у современников.

Литература:

Дельвиг А.И. Мои воспоминания: В 4 т. Т.3. М.: Императорского Московского и Румянцовского музея, 1913.

Елисеев Г.З. Из воспоминаний // Н.А. Некрасов в воспоминаниях современников. М.: Худ. лит., 1971. С.222-249.

Живые страницы: Н.А. Некрасов в воспоминаниях, письмах, дневниках, автобиографических произведениях и документах. М., 1974. С.300-342.

Зонтиков Н.А. Некрасов и Костромской край: страницы истории / Сост. и ред. Н.А. Зонтикова. Кострома: ДиАр, 2008.

Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: в 15 т. Т.2: Л.: Наука, 1981. С. 245—246, 428—430.

Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: В 3 т. Т.2: 1856-1866. СПб.: Наука, 2007. С.458-461.

Скабичевский А.М. Литературные воспоминания. М.: Аграф, 2001. С.293-297.

Скатов Н.Н. Сочинения: В 4 т. Т.3: Некрасов. СПб.: Наука, 2001. С.413-426.

Тарасов А.Ф. Некрасов в Карабихе. Ярославль: Верх.-Волжск. кн. изд-во, 1977. С. 91-94.


АПРЕЛЬ

Апрель 1876 года – дата написания стихотворения «Как празднуют трусу». Впервые опубликовано в журнале «Жизнь», 1898, № 1, с.3-4, без заглавия, с датой «Апрель 1876 г.» и указанием от редакции, что печатается по автографу из бумаг В.И. Лихачева. В собрание сочинений впервые включено в 1920 году.

  • Время-то есть, да писать нет возможности.
  • Мысль убивающий страх:
  • Не перейти бы границ осторожности-
  • Голову держит в тисках!
  •  
  • Утром мы наше село посещали,
  • Где я родился и взрос.
  • Сердце, подвластное старой печали,
  • Сжалось; в уме шевельнулся вопрос:
  •  
  • Новое время - свободы, движенья,
  • Земства, железных путей.
  • Что ж я не вижу следов обновленья
  • В бедной отчизне моей?
  •  
  • Те же напевы, тоску наводящие,
  • С детства знакомые нам,
  • И о терпении новом молящие
  • Те же попы по церквам.
  •  
  • В жизни крестьянина, ныне свободного,
  • Бедность, невежество, мрак.
  • Где же ты, тайна довольства народного?
  • Ворон в ответ мне прокаркал: "дурак!"
  •  
  • Я обругал его грубо невежею.
  • На телеграфную нить
  • Он пересел. "Не донос ли депешею
  • Хочет в столицу пустить?"
  •  
  • Глупая мысль, но я, долго не думая,
  • Метко прицелился. Выстрел гремит:
  • Падает замертво птица угрюмая,
  • Нить телеграфа дрожит...
  •  

А знаете ли вы значение выражения «праздновать трусу»? Праздновать трусу или труса – бояться, трусить, робеть. Употребляя его, мы не усматриваем в нем никакого имени. Между тем историки фразеологии уже давно связывают его с именем польского полковника Струся, наголову разбитого войсками Минина и Пожарского 22 октября 1612 года. Языковое перевоплощение польской фамилии Струсь во фразеологического труса якобы произошло под влиянием нарицательно имени трус, т.е. нехрабрый человек. Праздновать Струся – это «ужатая» конструкция праздновать победу над Струсем. Вероятность такой трактовки подтверждается реальным историческим фактом и реальным историческим лицом: польский полковник Струсь действительно был взят в плен войсками князя Трубецкого, а полк его был уничтожен казаками. По другой версии выражение представляет собой старую народную шутку и буквально значит «отмечать праздник святого Труса. Святого по имени Трус в русской церкви никогда не было и, естественно, не было и дня, то есть праздника такого святого. Праздновать день труса – значит просто трусить».

В русских народных говорах – в вологодских, казанских, новгородских и ярославских – этот оборот встречается лишь в форме «трусу праздновать».

«Утром мы наше село посещали, где я родился и взрос.», - здесь речь идет о селе Грешневе Ярославской губернии, где прошло детство поэта. Родовая некрасовская усадьба, куда будущего поэта привезли с Украины в трехлетнем возрасте, располагается в 35 километрах от Карабихи, за Волгой, почти на стыке Ярославской и Костромской губерний.

Литература:

Мокиенко В. Н. В глубь поговорки: Рассказы о происхождении крылатых слов и образных выражений. – 3-е изд., перераб. – СПб.: «Авалон», «Азбука-классика», 2005. С. 205-207

Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: в 15 т. Т.3: Л.: Наука, 1982. С. 173, 473

Тарасов А.Ф. Некрасов в Карабихе. – 2-е изд., доп. – Ярославль: Верх -волж. кн. изд-во, 1982. С. 7


1 АПРЕЛЯ

1 апреля 1846 г. (170 лет назад) вышел в свет № 4 журнала «Отечественные записки» со стихотворениями Н.А. Некрасова «Когда из мрака заблужденья...», «Огородник».

Стихотворение «Когда из мрака заблужденья…» было написано в 1845 году под влиянием распространившихся в русском обществе идей эмансипации. Популярность это поэтическое произведение получило в 1850-х гг. А.В. Дружинин в статье «Стихотворения Н. Некрасова» вспоминал: «По этому случаю нам весело рассказать о том, каким образом, после долгих лет, сказанное стихотворение было наконец оценено лучшими нашими литераторами, в присутствии самого автора. Прошлой осенью, если не ошибаемся, вышел в свет небольшой сборник лучших пьес из русских поэтов, как старых, так и поныне процветающих (прим. авт. – имеется в виду книга «Дамский альбом, составленный из отборных страниц русской поэзии». (СПб., 1854.)), в сборнике, около конца, красовалось стихотворение «Когда из мрака заблужденья», без подписи. На квартире г. Некрасова сошлись несколько литераторов - один из них с наслаждением прочитал стихи, о которых говорится. Другой подивился тому, как могла эта прелестная вещь до сих пор оставаться в неизвестности, третий осведомился об имени автора, четвертый сказал: «Таких стихов не может написать никто, кроме Пушкина». Тогда только сам автор, налицо находившийся в комнате, поблагодарил друзей своих за похвалу и внимание. Конечно, похвала, до такой степени непредвиденная и неподготовленная, имеет свою сладость, но мы не ручаемся в том, что г. Некрасов, даже под влиянием понятного удовлетворения, в глубине души не упрекнул своих товарищей за всю случайность их позднего одобрения. Если люди, одаренные несомненным поэтическим чувством, до такой степени бывали иногда несправедливы к музе Некрасова, то во сколько крат страннее были отношения других его читателей к этой музе!». Н.Г. Чернышевский, высоко ценивший лирику Некрасова, писал ему 5 ноября 1856 года: «…поэзия сердца имеет такие (же) права, как и поэзия мысли (…) «Когда из мрака заблужденья…», «Давно, отвергнутый тобою…», «Я посетил твое кладбище…», «Ах ты, страсть роковая, бесплодная…» буквально заставляют меня рыдать». Под влиянием этого поэтического произведения Некрасова Н.А. Добролюбов в 1857 году написал свое «Не диво доброе влеченье…». Стихотворение «Когда из мрака заблужденья…» было положено на музыку А.А. Шахматовым.

Стихотворения «Огородник» было создано в 1846 году. И полностью соответствовало распространившейся в русской литературе концепции романтизма. Фабула стихотворения и поэтика заимствованы из народного фольклора. Прозаическим источником стихотворения стала глава «Перстень» из повести В.А. Соллогуба «Тарантас». Исследователи находят влияние на текст «Огородника» русских народных песен о Ваньке-ключнике, рекрутских песен, стихотворных текстов А.В. Кольцова. Глубоко раскрытая Некрасовым история о любви молодого огородника и дворянской дочери, поэтический народный стержень текста стихотворения сделали его одним из любимейших произведений русской читающей публики. По мотивам «Огородника» было написано несколько пьес. Одна из них (принадлежавшая перу К.Д. Ефимовича) еще в 1840-х гг. была запрещена цензурой к постановке. Это стихотворение во второй половине XIX века активно переписывалось в рукописные сборники, многократно было положен на музыку, включалось в народные песенники. Сюжет поэтического произведения вдохновлял художников.

«Огородник», «Когда из мрака заблужденья…» были включены в 1856 г. в сборник «Стихотворения Н.А. Некрасова» и перепечатывались в 1-й части всех последующих прижизненных изданий «Стихотворений».

 

Литература:

Дружинин А.В. Стихотворения Н. Некрасова // Некрасовский сборник / АН СССР; Ин-т рус. лит. (Пушкинский дом). Вып. IV. Л.: Наука, 1967. С. 243-251.

Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: в 15 т. Т.1. Л.: Наука, 1981. С. 34, 39, 579-583.

Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: В 3 т. Т.1: 1821-1855. СПб.: Наука, 2006. С.214.

 


1 АПРЕЛЯ

Конец марта

В конце марта 1846 года (170 лет назад) вышел альманах «Первое апреля» - Комический иллюстрированный альманах, составленный из рассказов в стихах и прозе, достопримечательных писем, куплетов, пародий, анекдотов и пуфов под редакцией Н.А. Некрасова. 
Альманах получил неоднозначные отзывы. В.Г. Белинский в своих «Отечественных записках» откликнулся на выход альманаха рецензией, где полностью привел несколько произведений из «Первого апреля». В начале ее отмечалось, что «смех… - одно из лучших благ жизни… особенно смех от умной шутки, забавной книги. Кто любит смеяться таким смехом, для того «Первое Апреля» будет прекрасным поводом удовлетворить этой веселой и счастливой склонности. Вся эта книжка – не больше, как болтовня, но болтовня живая и веселая, местами даже лукавая и злая». 
А вот Нестор Кукольник в своем журнале «Иллюстрация» назвал «Первое апреля» «Книгой для лакейских». Единственным произведением из этого альманаха, напечатанным в «Иллюстрации», была эпиграмма «Он у нас осьмое чудо…», текст которой в качестве «порядочных стихов» приведен полностью; этим Кукольник, конечно, хотел уколоть Ф.В. Булгарина. 
Опубликованная в альманахе эпиграмма направлена против Фаддея Булгарина – журналиста, издателя, тайного агента царской охранки. Большинство исследователей склоняются к тому, что автором стихотворения является Н.А. Некрасов. Произведение начиналось стихом «Он у нас осьмое чудо...», в котором были такие строки:
Он с французом - за француза,
С поляком - он сам поляк,
Он с татарином - татарин,
Он с евреем - сам еврей,
Он с лакеем - важный барин,
С важным барином - лакей.
Кто же он? ……………………….
Осмеянию здесь подверглись и сторонники «официальной народности» (С.П. Шевырев и М.П. Погодин), и славянофилы (К.С. Аксаков). Участники «Первого апреля» насмехались над ретроградами и противниками всего нового в литературе. 
В фельетоне «Славянофил» высмеивается чрезмерная реставрация старины, которая не приближает к народу, а отдаляет от него. Простая русская женщина встретив на улице одетого в терлик (короткий приталенный мужской кафтан с короткими рукавами) и мурмолку (меховая или бархатная шапка с плоской тульей) славянофила, решит, что это «должно быть, настранец какой-нибудь». В фельетоне славянофил определяется как «человек, видящий национальность в охабнях, мурмолках, лаптях и редьке».
Нельзя не упомянуть и «Как опасно предаваться честолюбивым снам» - Фарс совершенно неправдоподобный, в стихах, с примесью прозы. Соч. гг. Пружинина, Зубоскалова, Белопяткина и К». Произведение, как установлено К.И. Чуковским, написано Некрасовым в соавторстве с Ф.М. Достоевским и Д.В. Григоровичем. В.Г. Белинский в «Отечественных записках» отзывался о фарсе как о наиболее удачном из произведений сборника.
Все произведения, вошедшие в альманах, печатались анонимно или под комическими псевдонимами: Пружинин и Белопяткин (псевдонимы Некрасова), Зубоскалов (совместный псевдоним Ф.М. Достоевского и Д.В. Григоровича).


Литература:
Евгеньев-Максимов В. Жизнь и деятельность Н. А. Некрасова. М.-Л.: 1950. С. 66.
Жданов В. Некрасов. М.: Молодая гвардия, 1971. С.83-85.
Литературное наследство. Т. 53-54. Ч.III: Н.А. Некрасов. М.: АН СССР, 1949. С. 49.
Некрасовский сборник Т.X. Л.: Наука, 1988, С.106.


ВТОРАЯ ПОЛОВИНА МАРТА

Вторая половина марта 1841 г.

Водевиль Н.А. Некрасова «Шила в мешке не утаишь – девушки под замком не удержишь»

Во второй половине марта 1841 г. (175 лет назад) Н.А. Некрасовым «в несколько дней» был написан первый водевиль «Шила в мешке не утаишь – девушки под замком не удержишь», переделанный с драматической повести В.Т. Нарежного «Невеста под замком». По сохранившимся воспоминаниям, произошло это на квартире актеров Александринского театра А.А. Алексеева и Н.И. Куликова. Сам Н.А. Некрасов рассказывал о характере своей работы А.С. Суворину следующее: «Первый акт только сочинил я, а второй выкрал почти целиком из Нарежного, и этот акт имел особенный успех».

По свидетельству композитора Юрия Карловича Арнольда, в работе над первым водевилем Н.А. Некрасову помогал Ф.А. Кони: «Что первое сценического рода произведение юноши, весьма мало еще знакомого с требованиями театральной музы вообще, а веселого жанра в особенности, не могло обойтись без помощи опытной руки, само собою разумеется, и действительно, Кони ему тут много и усердно помог. Я хорошо помню, что Федор Алексеевич, который вообще первый придумал это заглавие для Некрасова, чтобы доставить ему поскорее верный заработок, не только составил самую фабулу и сценарий, но также исправлял куплеты, снабжая их солью легкого остроумия».

Впервые опубликован водевиль был в апрельском номере журнала «Репертуар русского театра» за 1841 год с подписью «Н. Перепельский». 23 апреля 1841 года он был «одобрен к представлению» Цензурным комитетом. Первая постановка этой пьесы прошла на сцене Александрийского театра 24 апреля того же года. Это был бенефис драматического актера Петербургской императорской труппы Алексея Михайловича Максимова (1813-1861), исполнившего роль студента Фортункина.

В «Хронике Петербургских театров» за 1841-1842 гг. А.И. Вольф писал: «…состоялся блистательнейший дебют Некрасова (Перепельского) в качестве водевилиста. Первая попытка его (…) была удачная. Ради знаменитого ныне имени дебютанта, расскажу сюжет водевиля… (…) Студент Фортункин (Максимов 1-й) влюблен в Розину (Самойлова 2-я), питомицу бриллиянтщика Рупперта (Каратыгин 2-й), который сам намерен на ней жениться. Чтобы отделаться от старого соперника Фортункин к нему является под видом немецкого барона, покупает у него 60,000 бриллиантов и велит привезти их к своему дяде, предупредив при том, что дядя его немного помешан и считает себя доктором. Вслед за тем он идет к психиатру Аффенбергу (Григорьев 1-й) и объявляет о скором прибытии сумасшедшего, считающего себя бриллиантщиком. Сцена объяснения мнимых сумасшедших очень хорошо ведена и рассмешила публику до слез. Руперт дает согласие на брак и выдает приданное с тем, чтобы его выпустили на свадьбу и возвратили бриллианты».

1841 год стал для Н.А. Некрасова временем наиболее активной деятельности в водевильном жанре: он написал шесть водевилей, пять из которых были поставлены и шли на сцене. (Всего Некрасовым в разные годы было написано около десяти водевилей.) Но наибольшей популярностью у публики пользовался именно водевиль «Шила в мешке не утаишь – девушки под замком не удержишь».

 

Литература:

Автобиографии Некрасова (публикация В. Евгеньева-Максимова и С. Рейсера )// Литературное наследство. Т. 49-50. Ч.I: Н.А. Некрасов. М.: АН СССР, 1949. С.133-210.

Вольф А.И. Хроника Петербургских театров с конца 1826 до начала 1855 года: В 3 ч. Ч.1: СПб., 1877. С. 92-94.

Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: в 15 т. Т.6: Л.: Наука, 1983. С. 217-250, 687—691.

Некрасов и театр / В.Е. Евгеньев-Максимов, К.К. Бухмейстер, М.М. Гин и др. М.; Л.: Искусство, 1948. С. 75-92.

Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: В 3 т. Т.1: 1821-1855. СПб.: Наука, 2006. С.78.


9 МАРТА

9 марта 1856 г. – это дата выпуска в свет №3 журнала «Современник», где впервые были опубликованы стихотворение «Замолкни, Муза мести и печали!..» с подписью «Н. Некрасов» и «Заметки о журналах за февраль 1856 года», написанные поэтом совместно с Н.Г. Чернышевским.

 

***

  • Замолкни, Муза мести и печали!
  • Я сон чужой тревожить не хочу,
  • Довольно мы с тобою проклинали.
  • Один я умираю — и молчу
  •  
  • К чему хандрить, оплакивать потери?
  • Когда б хоть легче было от того!
  • Мне самому, как скрип тюремной двери,
  • Противны стоны сердца моего.
  •  
  • Всему конец. Ненастьем и грозою
  • Мой темный путь недаром омрача,
  • Не просветлеет небо надо мною,
  • Не бросит в душу теплого луча…
  •  
  • Волшебный луч любви и возрожденья!
  • Я звал тебя — во сне и наяву,
  • В труде, в борьбе, на рубеже паденья
  • Я звал тебя, — теперь уж не зову!
  •  
  • Той бездны сам я не хотел бы видеть,
  • Которую ты можешь осветить…
  • То сердце не научится любить,
  • Которое устало ненавидеть.

 

Стихотворение «Замолкни, Муза мести и печали!..» было написано Николаем Алексеевичем в декабре 1855 г. и произвело сильное впечатление на друзей поэта. Так, 7 декабря 1855 г. В.П. Боткин писал Некрасову: «Стихи твои крепко огорчили меня — а какие прекрасные стихи! Из лучших твоих стихов. Только ты клевещешь на себя, говоря:

  • То сердце не научится любить,
  • Которое устало ненавидеть.

Не знаю я, насколько ты можешь ненавидеть, — но насколько ты можешь любить, я это чувствую».

9 марта 1855 г. И.С. Тургенев, отправляя П.В. Анннекову первоначальную редакцию этого поэтического произведения, указывал: «Прилагаю Вам стихотворение, написанное им <Некрасовым> … — и еще далеко не обделанное <…> Последние восемь стихов поразительны».

25 декабря 1855 г. Некрасов прочитал это стихотворение Л.Н. Толстому, который «сразу запомнил его наизусть».

Сегодня стихотворение «Замолкни, Муза мести и печали!...» некрасоведы называют произведением, в полной мере отражающим эстетические взгляды поэта середины 1850-х годов.

 

***

По случаю отъезда за границу И. Панаева Н.А. Некрасов совместно с В.П. Боткиным, Н.Г. Чернышевским с октября 1855 г. по июнь 1856 г. вел раздел журнальных обозрений «Современника». В «Заметки о журналах за февраль 1856 года» были включены строфы из стихотворения Н.А. Некрасова «Поэт и гражданин», без заглавия:

«Сознавая великую цель русской литературы, радуясь ее оживлению, видя в ее настоящем много даровитого, самобытного, мы в то же время не ослепляемся насчет ее настоящих гениев. Ко всем ныне действующим писателям вообще и к каждому порознь можно применить следующие стихи:

…Заметен ты;

Но так без солнца звезды видны.

В ночи, которую теперь

Мир доживает боязливо,

Когда свободно рыскал зверь,

А человек бродил пугливо,-

Ты твердо светоч свой держал;

Но небу было неугодно,

Чтоб он под бурей запылал,

Путь освещая всенародно.

Дрожащей искрою, впотьмах.

Он чуть горел, мигал, метался…

Моли, чтоб солнца он дождался

И потонул в его лучах».

Современными литературоведами высказывается мнение, что сами «Заметки о журналах за февраль 1856 года» являлись «своеобразным публицистическим конспектом будущего стихотворения «Поэт и гражданин». Официальная публикация этого поэтического произведения состоялась позднее. Оно открыло сборник «Стихотворения Н. Некрасова» (1856 г.). В этот же сборник вошло и стихотворение «Замолкни, Муза мести и печали!..».

Литература:

Евгеньев-Максимов В. Жизнь и деятельность Н.А. Некрасова: В 3 т. Т.2: М.; Л.: Худ. лит., 1950. С. 223.

«Заметки о журналах». Несобранный литературно-критический цикл Некрасова (публикация А. Максимовича) // Литературное наследство. Т. 49-50. Ч.I: Н.А. Некрасов. М.: АН СССР, 1949. С.225-298.

Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: В 3 т. Т.2: 1856-1866. СПб.: Наука, 2007. С.17.

Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: в 15 т. Т.1. Л.: Наука, 1981. С. 182, 547, 638; Т.2. Л.: Наука, 1981. С. 333; Т.11. Кн.2: Л.: Наука, 1990. С. 388-390.

Тамарченко Г. Н.А. Некрасов и Н.Г. Чернышевский // Нева. 1971. №12. С.181.

Текст стихотворений «Замолкни, Муза мести и печали!..» и «Поэт и гражданин», опубликованные в сборнике «Стихотворения Н. Некрасова» (1856 г.), можно прочитать здесь: http://karabiha-library.ru/некрасов-н-а-cтихотворения-н-некрасова/


3 МАРТА

3 марта 1866 г. Н.А. Некрасов получил письмо со стихотворением под заглавием «Не может быть», подписанное «Неизвестный друг». Сегодня мы знаем, что автором этого поэтического послания была поэтесса, детская писательница и переводчица Ольга Петровна Мартынова (1832-1896). Она была увлечена творчеством Некрасова, с которым была лично знакома. Обаяние, произведенное на писательницу личностью Николая Алексеевича, противоречило в ее сознании порочащим слухам о поэте, циркулировавшим в русском обществе, и вызвало у молодого автора поэтический протест. Обстоятельства написания стихотворения сохранились в дневниковых записях Ольги Васильевны Мартыновой – матери поэтессы:

«1866. Февраль. Пон<едельник> 7. Большой мороз. Первый день поста. Олюша на 6-е число, т. е. воскресенье, написала стих Некрасову. Заставила меня плакать от восторга. Вот этот стих.

 

 

НЕ МОЖЕТ БЫТЬ

(H.A. Некрасову)

 

Мне говорят твой чудный голос - ложь,

Прельщаешь ты притворною слезою

И словом лишь к добру толпу влечешь,

А сам, как змей, смеешься над толпою

Но их речам меня не убедить

Иное мне твой взгляд сказал невольно,

Поверить им мне было б горько, больно

Не может быть!

 

Мне говорят, что ты душой суров,

Что лишь в словах твоих есть чувства пламень,

Что ты жесток, что стих твой весь любовь,

А сердце холодно, как камень

Но отчего ж весь мир сильней любить

Мне хочется, стихи твои читая?

И в них обман, а не душа живая?

Не может быть!

 

Но если прав ужасный приговор?..

Скажи же мне, наш гений, гордость наша,

Ужель сулит потомства строгий взор

За дело здесь тебе проклятья чашу?

Ужель молве дано тебя язвить,

Когда весь свет твоей дивится славе?

И мы сказать в лицо молве не вправе:

Не может быть!

 

Скажи, скажи, ужель клеймо стыда

Ты положил над жизнию своею?

Твои слова и я приму тогда

И с верою расстанусь я моею.

Но нет! и им ее не истребить;

В твои глаза смотря с немым волненьем,

Я повторю с глубоким убежденьем:

Не может быть!..».

 

Н.А. Некрасов придал большое значение посланию «Неизвестного друга». Одной из первых попыток ответить автору «Не может быть» стали следующие стихотворные строчки:

Чего же вы хотели б от меня,

Венчающие славой и позором

Меня. Я слабый человек,

Сын времени, скупого на героя.

Я сам себя героем не считаю.

По-моему, геройство – шутовство!

 

Через год в 1867 г. Н.А. Некрасов написал стихотворение «Умру я скоро. Жалкое наследство…», которое посвятил «Неизвестному другу».

Незадолго до смерти поэт, подбирая материал к изданию своих сочинений, указывал редакторам: «Не выдуманный друг, но точно неизвестный мне… Где-нибудь в бумагах найдете эту пьесу, превосходную по стиху. Ее следует поместить в примечании».

 

Литература:

Гин М.М. Проблема долга перед народом в поэзии Н. А. Некрасова // Русская литература. 1961. № 2. С.55–56.

Клочкова Л.П. Об авторе стихотворения «Не может быть» // Некрасовский сборник / АН СССР; ИРЛИ (Пушкинский Дом). М.; Л., 1956. С.501-507.

Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: В 3 т. Т.2: 1856-1866. СПб.: Наука, 2007. С. 448

Мостовская Н.Н. Поэт и совесть // Карабиха: Ист.-лит. сб. / ГЛММЗ Н.А. Некрасова «Карабиха». Вып. 5. Ярославль, 2006. С. 57-66.

Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: в 15 т. Т.2. Л.: Наука, 1981. С. 243, 427; Т.3. Л.: Наука, 1983. С. 40, 406.


ФЕВРАЛЬ

Февраль 1866 г. – Н.А. Некрасов как член Комитета Литературного фонда участвует в решении вопроса о финансовой помощи «больному чахоткой» художнику-карикатуристу Н.В. Иевлеву, а после смерти художника – его матери.

Николай Васильевич Иевлев (1835–1866)

Иевлев Николай Васильевич родился в семье статского советника, специального художественного образования не получил. В звании поручика в 1855–1856 годах был на кавказском театре боевых действий. Все свободное от службы время художник проводил за писанием портретов своих однополчан. Вероятно, не позднее 1857 года Н.В. Иевлев оказался в Петербурге. В 1858 году его имя уже значилось в «Книге для записи билетов, выданных художникам и любителям для посещения Эрмитажа». С 1859 года началось его систематическое сотрудничество с изданиями сатирических журналов: «Искра», «Гудок», «Заноза», «Иллюстрированная Газета», «Иллюстрация», на страницах которых в большом количестве появились рисунки художника.

В 60–е гг. XIX века Н.В. Иевлев обратился к работе над иллюстрированием произведений Н.А. Некрасова, поскольку в то время его поэзия приобрела особую популярность. В 1863 году появилось издание «Шутки художника»: альбом в лист с литографиями Н.В. Иевлева. Вышло три номера, в которых помещены рисунки к стихотворениям Николая Алексеевича: «Убогая и нарядная», «Огородник» и «Тройка». Рисунки Н.В. Иевлева вместе с работами А.И. Лебедева вошли в альбом «Рисунки к стихотворениям Некрасова» (1865 г.). Иллюстрации, оказавшиеся по единодушному мнению современников лучшими из всего того, что было сделано художником, явились его последней работой.

В начале 1866 г. к Н.А. Некрасову как к члену Комитета Литературного фонда от поэта В.С. Курочкина поступило письмо с ходатайством о выдаче пособия в размере 300 руб. «опасно больному чахоткой» Н.В. Иевлеву: «Помощь нужна скорая, потому что несколько дней промедления в зимнее время, в холодной и сырой квартире ускорят и без того гибельное и быстрое развитие чахотки. Талант Иевлева обратил на себя общее внимание, и при бедности в нашей литературе этого рода талантов было бы прискорбно, если бы Иевлев умер 35 лет без участия и пособия». Комитет рассмотрел ходатайство, но «затруднился причислить карикатуриста, по одним только подписям под карикатурами, к числу литераторов, имеющих по уставу право на пособие от Общества». Отрицательными были и последующие решения Комитета о помощи Н.В. Иевлеву. В начале февраля 1866 г. В.С. Курочкин известил Комитет и председателя Общества для вспомоществования нуждающимся литераторам и ученым П.Е. Ковалевского о смерти художника и попросил выделить «пособие на похороны» матери Иевлева.

 Н.А. Некрасов выступил с заявлением, «что покойный карикатурист… написал в «Искре» несколько фельетонов, которые… дают (не) менее прав на пособие из Общества, чем его занятия карикатурами». 21 февраля 1866 г. Комитет Литературного фонда постановил выдать матери Н.В. Иевлева пособие в размере 100 рублей и ходатайствовать о выплате пенсии «на долю дочери его».

С 10 декабря 2015 г. по 10 марта 2016 г. в музее «Карабиха» проходит выставка «Обыкновенно в каждой строчке вся боль поэзии видна» (К 150-летию альбома «Рисунки к стихотворениям Н. А. Некрасова» Н.В. Иевлева и А.И. Лебедева).

 

Литература:

Выставка «Обыкновенно в каждой строчке вся боль поэзии видна» (К 150-летию альбома «Рисунки к стихотворениям Н. А. Некрасова» Н.В. Иевлева и А.И. Лебедева) в ГАУК ЯО «Музей-заповедник «Карабиха»» - https://vk.com/club48342958?z=photo321656413_393856227%2Fwall-48342958_537;

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1539906969664223&id=100009348048110

Стернин Г.Ю. Очерки русской сатирической графики. М., 1964.

Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: В 3 т. Т.2: 1856-1866. СПб.: Наука, 2007. С. 442-445.

Русский биографический словарь в 20 томах. Т. 7. М., 1999. С.385.


ФЕВРАЛЬ

Февраль 1856 года

В феврале 1856 года (160 лет назад) Н.А. Некрасовым был задуман проект условия сотрудничества редакции журнала «Современник» с Д.В. Григоровичем, И.С. Тургеневым, Л.Н. Толстым и А.Н. Островским, получивший название «обязательное соглашение».

«Обязательное соглашение» - контракт издателей Н.А. Некрасова и И.И. Панаева с Д.В. Григоровичем, И.С. Тургеневым, Л.Н. Толстым и А.Н. Островским на 4 года, согласно которому все их новые произведения должны были публиковаться только в журнале «Современник». Договор подразумевал отчисление известного процента с прибыли журнала помимо платы за печатный лист каждому «участнику» в случае его исключительного сотрудничества в «Современнике». Кроме того, писатели могли оспаривать и даже отклонять («в случае их единогласного приговора») решения редакции о непринятии статьи одного из них.

Из дневниковых записей литературного критика А.В. Дружинина за 14 февраля 1856 г. мы узнаем, что этот вопрос обсуждался у Н.А. Некрасова: «Генеральный обед у Некрасова. Пили здоровье Островского (Островский тогда только что приехал в Петербург и впервые оказался в кругу «Современника»). Потом Толстой и Григорович передали мне какой-то странный план о составлении журнальной компании исключительного сотрудничества в «Современнике»... В субботу обо всем этом будет говорено серьезнее…». На другой день все участники «генерального обеда» по инициативе Л.Н. Толстого отправились к фотографу С.Л. Левицкому, чтобы зафиксировать это событие на коллективном снимке. К ним присоединились А.А. Гончаров и А.В. Дружинин. Н.А. Некрасов отсутствовал «по нездоровью».

В №10 журнала «Современник» за 1856 г. появилось объявление, составленное Н.А. Некрасовым и Н.Г. Чернышевским: «...Но, оставаясь неизменным по своему направлению, сохраняя прежнюю редакцию и прежних сотрудников, «Современник» вошел с некоторыми из известнейших наших писателей в обязательное соглашение... (…) Все новые беллетристические произведения названных писателей ...начиная с 1857 года, будут появляться исключительно в «Современнике». Нет надобности говорить, что от того выиграют и читатели «Современника», и писатели, участвующие в договоре, и достоинство журнала». Более года на обложке «Современника» указывались имена А.А. Григоровича, А.Н. Островского, И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого.

Этот новый в российском редакционно-издательском мире метод сотрудничества с писателями вызвал много споров. Существовали идеологические и концептуальные противоречия и среди сотрудников «Современника» (Н.Г. Чернышевский, А.В. Дружинин, Н.А. Добролюбов). Участники «соглашения» выполняли его с нарушениями, отправляли материал с задержками и в меньшем количестве, чем до заключения контракта. Н.А. Некрасов и И.И. Панаев рассылали письма, умоляя о присылке сочинений. Так в 1857 г. Николай Алексеевич писал одному из участников соглашения, что литераторы «поставили себя перед публикой в комическое положение, а журнал в трагическое». Другому сообщил о «крайне комическом и вместе прискорбном состоянии» «Современника». К третьему обращался со словами: «...Бога ради, пришлите повесть Вашу... Это необходимо. Ни от кого из участников ничего нет... Нужно выпускать объявление о подписке на 1858 год. С какими глазами?..». 30 июня 1857 г. участникам «соглашения» издателями «Современника» была разослана бумага, где указывалось, что число подписчиков увеличилось, а «деятельность г.г. участников до настоящего времени весьма мало оправдывала ожидания публики». Н.А. Некрасов и И.И. Панаев выразили надежду, что «ввиду приближающейся подписки» литераторы «с своей стороны позаботятся о поддержании журнала, с достоинством которого, кроме материальных выгод, связана их собственная добрая слава...». Но все усилия оказались бесполезны: Д.В. Григорович, И.С. Тургенев, Л.Н. Толстой и А.Н. Островский поняли, что не смогут выполнить условия «обязательного соглашения». В течение 1857 г. – единственного года действия «соглашения» – И.С. Тургеневым в «Современник» было отдано одно произведение, написанное ранее, но не пропущенное цензурой, – комедия «Чужой хлеб», А.Н. Островским – тоже одно произведение – пьеса «Праздничный сон до обеда», Л.Н. Толстым – два сочинения – повесть «Юность», рассказ «Люцерн», Д.В. Григоровичем – 4 работы – «Очерк современных нравов», «Скучные люди», рассказ «В ожидании парома», повесть «Кошка и мышка». Сочинения участников «обязательного соглашения» были представлены только в семи номерах журнала из двенадцати за 1857 год. В 1858 г. «соглашение» было расторгнуто.

 

Литература:

Жданов В. Некрасов. М.: Молодая гвардия, 1971. С. 248-251.

Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: В 3-х т. Т.2: 1856-1866. СПб.: Наука, 2007. С. 12-13.

Макашин С. Ликвидация «обязательного соглашения». Из истории «Современника» конца 1850-х годов // Литературное наследство. Т. 53-54. Ч.III: Н.А. Некрасов. М.: АН СССР, 1949. С. 289-298.

Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: В 15 т. Т.13. Кн.2. СПб.: Наука, 1997. С. 241-249, 604-609.

Скатов Н.Н. Сочинения: В 3-х т. Т.3: Некрасов. СПб.: Наука, 2001. С.280-291.

Хапалов А.А. А.Н. Островский и журнал «Современник»: Автореф. дис. …канд. филологич. наук / Ивановск. гос. ун-т, Шуйский филиал. Иваново, 2013. 23 с.


24 ЯНВАРЯ

24 января 1861 г. вышел в свет №1 журнала «Современник», в котором были размещены стихотворения Н.А. Некрасова «Где твое личико смуглое», «На Волге (Детство Валежникова)», «Плач детей».

Стихотворение «Где твое личико смуглое» было написано в 1855 г. Возможно, что стихотворное было обращено к А.Я. Панаевой. Н.А. Некрасов, скорее всего, не желая посвящать посторонних в подробности своей личной жизни, долго не печатал его и при публикации в журнале «Современник» в 1861 г. не указал своего имени. В собрание своих сочинений поэт включил это стихотворение лишь через много лет после написания - в 1863, 1869 и 1873 гг. Стихотворение в XIX – XXI вв. было многократно положено на музыку.

Стихотворение «Плач детей» было написано в 1860 г. Н.А. Некрасов вспоминал позднее: «Это стихотворение принадлежит в подлиннике одной английской писательнице и пользуется там известностью, вроде как «Песня о рубашке» Т. Гуда, - конечно, гораздо меньшею. Все остальное, что она писала, плохо. Я имел подстрочный перевод в прозе и очень мало держался подлинника: у меня оно наполовину короче. Я им очень дорожу». По мнению современных исследователей, стихотворение «Плач детей» было только навеяно русскому поэту стихами английской писательницы Элизабет Баррет Браунинг (1861-1861) и фактически может быть названо самостоятельным и оригинальным произведением. (Вместо 156 строк английского текста у Некрасова всего 40.) В 1861 г. в журнале «Время» был опубликован перевод «Плача детей» В.Д. Костомарова, выполненный, скорее всего, под влиянием стихотворения Н.А. Некрасова.

Время создания стихотворения «На Волге (Детство Валежникова)» - 1860 г. По первоначальному замыслу поэта оно должно было составить первую часть поэмы «Рыцарь на час». Н.А. Некрасов написал только две ее части: «Детство Валежникова» и «Валежников в деревне» (первоначальный заголовок). Обе части были опубликованы им как самостоятельные произведения. Стихотворение «На Волге» по мнению друзей и современников поэта отразило реальные его впечатления, переживания литературного героя в значительной степени автобиографичны. Н.Г. Чернышевский в заметках к «Стихотворениям» Н.А. Некрасова 1879 г. указывал: «Для всех очевидно, что в пьесе «На Волге (Детство Валежникова)» есть личные воспоминания Некрасова о его детстве. Однажды, рассказывая мне о своем детстве, Некрасов припомнил разговор бурлаков, слышанный им, ребенком, и передал; пересказав, прибавил, что он думает воспользоваться этим воспоминанием в одном из стихотворений, которые хочет написать. Прочитав через несколько времени пьесу «На Волге», я увидел, что рассказанный мне разговор бурлаков передан в ней с совершенной точностью». Стихотворение «На Волге», безусловно, отразило и общую тенденцию развития русской литературы 1850-1860-х гг. – писать о русском народе «правду без утаек и прикрас».


17 ЯНВАРЯ

Дедушка Мазай и зайцы

17 января 1871 г. (145 лет назад) вышел в свет №1 «Отечественных записок», где было помещено стихотворение Н.А. Некрасова «Дедушка Мазай и зайцы» с подзаголовком и датой на шмуцтитуле: «Стихотворения, посвященные русским детям (1870)»:

  • 1

В августе, около Малых Вежей,

С старым Мазаем я бил дупелей.

Как-то особенно тихо вдруг стало,

На небе солнце сквозь тучу играло.

Тучка была небольшая на нем,

А разразилась жестоким дождем!

Прямы и светлы, как прутья стальные,

В землю вонзались струи дождевые

С силой стремительной... Я и Мазай,

Мокрые, скрылись в какой-то сарай.

Дети, я вам расскажу про Мазая.

Каждое лето домой приезжая,

Я по недели гощу у него.

Нравится мне деревенька его:

Летом ее убирая красиво,

Исстари хмель в ней родится на диво,

Вся она тонет в зеленых садах;

Домики в ней на высоких столбах

(Всю эту местность вода понимает,

Так что деревня весною всплывает,

Словно Венеция). Старый Мазай

Любит до страсти свой низменный край.

Вдов он, бездетен, имеет лишь внука,

Торной дорогой ходить ему - скука!

За сорок верст в Кострому прямиком

Сбегать лесами ему нипочем:

«Лес не дорога: по птице, по зверю

Выпалить можно». – «А леший?» - «Не верю!

Раз в кураже я их звал-поджидал

Целую ночь, - никого не видал!

За день грибов насбираешь корзину,

Ешь мимоходом бруснику, малину;

Вечером пеночка нежно поет,

Словно как в бочку пустую удод

Ухает; сыч разлетается к ночи,

Рожки точены, рисованы очи.

Ночью... ну, ночью робел я и сам:

Очень уж тихо в лесу по ночам.

Тихо как в церкви, когда отслужили

Службу и накрепко дверь затворили,

Разве какая сосна заскрипит,

Словно старуха во сне проворчит...»

Дня не проводит Мазай без охоты.

Жил бы он славно, не знал бы заботы,

Кабы не стали глаза изменять:

Начал частенько Мазай пуделять.

Впрочем, в отчаянье он не приходит:

Выпалит дедушка, - заяц уходит,

Дедушка пальцем косому грозит:

«Врешь - упадешь!» - добродушно кричит.

Знает он много рассказов забавных

Про деревенских охотников славных:

Кузя сломал у ружьишка курок,

Спичек таскает с собой коробок,

Сядет за кустом - тетерю подманит,

Спичку к затравке приложит - и грянет!

Ходит с ружьишком другой зверолов,

Носит с собою горшок угольков.

«Что ты таскаешь горшок с угольками?»

- «Больно, родимый, я зябок руками;

Ежели зайца теперь сослежу,

Прежде я сяду, ружье положу,

Над уголечками руки погрею,

Да уж потом и палю по злодею!»

«Вот так охотник!» - Мазай прибавлял.

Я, признаюсь, от души хохотал.

Впрочем, милей анекдотов крестьянских

(Чем они хуже, однако, дворянских?)

Я от Мазая рассказы слыхал.

Дети, для вас я один записал...

  • 2

Старый Мазай разболтался в сарае:

«В нашем болотистом, низменном крае

Впятеро больше бы дичи велось,

Кабы сетями ее не ловили,

Кабы силками ее не давили;

Зайцы вот тоже, - их жалко до слез!

Только весенние воды нахлынут,

И без того они сотнями гинут,

-Нет! еще мало! бегут мужики,

Ловят, и топят, и бьют их баграми.

Где у них совесть ?.. Я раз за дровами

В лодке поехал - их много с реки

К нам в половодье весной нагоняет,

-Еду, ловлю их. Вода прибывает.

Вижу один островок небольшой

-Зайцы на нем собралися гурьбой.

С каждой минутой вода подбиралась

К бедным зверькам; уж под ними осталось

Меньше аршина земли в ширину,

Меньше сажени в длину.

Тут я подъехал: лопочут ушами,

Сами ни с места; я взял одного,

Прочим скомандовал: прыгайте сами!

Прыгнули зайцы мои, - ничего!

Только уселась команда косая,

Весь островочек пропал под водой.

«То-то! - сказал я, - не спорьте со мной!

Слушайтесь, зайчики, деда Мазая!»

Этак гуторя, плывем в тишине.

Столбик не столбик, зайчишко на пне,

Лапки скрестивши, стоит, горемыка,

Взял и его - тягота невелика!

Только что начал работать веслом,

Глядь, у куста копошится зайчиха

-Еле жива, а толста как купчиха!

Я ее, дуру, накрыл зипуном

-Сильно дрожала... Не рано уж было.

Мимо бревно суковатое плыло,

Зайцев с десяток спасалось на нем.

«Взял бы я вас - да потопите лодку!»

Жаль их, однако, да жаль и находку

-Я зацепился багром за сучок

И за собою бревно поволок...

Было потехи у баб, ребятишек,

Как прокатил я деревней зайчишек:

«Глянь-ко: что делает старый Мазай!»

Ладно! любуйся, а нам не мешай!

Мы за деревней в реке очутились.

Тут мои зайчики точно сбесились:

Смотрят, на задние лапы встают,

Лодку качают, грести не дают:

Берег завидели плуты косые,

Озимь, и рощу, и кусты густые!..

К берегу плотно бревно я пригнал,

Лодку причалил - и «с богом!» сказал...

И во весь дух

Пошли зайчишки.

А я им: «У-х!»

Живей, зверишки!

Смотри, косой,

Теперь спасайся,

А чур зимой

Не попадайся!

Прицелюсь - бух!

И ляжешь... Ууу-х!..»

Мигом команда моя разбежалась,

Только на лодке две пары осталось

-Сильно измокли, ослабли; в мешок

Я их поклал - и домой приволок,

За ночь больные мои отогрелись,

Высохли, выспались, плотно наелись;

Вынес я их на лужок; из мешка

Вытряхнул, ухнул - и дали стречка!

Я проводил их всё тем же советом:

«Не попадайся зимой!»

Я их не бью ни весною, ни летом,

Шкура плохая, - линяет косой...».

В конце 1860-х гг. Н.А. Некрасовым был задумана книга для детского чтения. В эту книгу и должно было войти стихотворение «Дедушка Мазай и зайцы». М.Е. Салтыков в письме Некрасову от 17 июля 1870 г. писал по поводу этого произведения: «Стихи Ваши прелестны».

По данным некрасоведа А.В. Попова, Мазай - реальное лицо, Н.А. Некрасов встречался и беседовал с ним, охотясь в Костромской губернии. Попов был знаком с «потомками Мазая, носившими фамилию Мазаихины».

Сборник детских произведений Н.А. Некрасова «Русским детям», куда вошли не только «Дедушка Мазай и зайцы», но и стихотворения «Дядюшка Яков», «Пчелы», «Генерал Топтыгин», «Соловьи», «Накануне светлого праздника», был опубликован уже после смерти поэта его сестрой А.А. Буткевич в 1881 году.

Детские стихотворения Некрасова и сейчас являются любимым детским чтением и переведены на большинство языков народов мира. Их не раз иллюстрировали художники.

В 1999 г. в одном из старинных зданий усадьбы «Карабиха» открылся первых в России первый детский литературный музей – «Музей деда Мазая».

Литература:

  1. Зонтиков Н.А. Некрасов и Костромской край: страницы истории / Сост. и ред. Н.А. Зонтикова. Кострома: ДиАр, 2008.

  2. Тарасова О.А. Книги, изданные А.А. Буткевич в фонде редких книг музея «Карабиха» // Русская усадьба XVIII - начала XX века: Проблемы изучения, реставрации и музеефикации: материалы науч. конф. / ГЛММЗ Н.А. Некрасова «Карабиха». Ярославль, 2004. С. 36.

  3. Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: В 15 т. Т.3. Л.: Наука, 1982. С. 105-109, 439-440.

  4. Тишинков Н.Г. Н.А. Некрасов и дедушка Мазай в русле правды и мифов: к 190-летию со дня рождения Н.А. Некрасова / Д.Г. Тишинков, Е.В. Мазайхина. Кострома, 2011.


15 ЯНВАРЯ

Петербургский сборник

15 января 1846 г. (170 лет назад) вышел в свет альманах «Петербургский сборник, изданный Н.А. Некрасовым». Его можно назвать одним из наиболее значительных русских сборников XIX века. Основой, определившей, литературную позицию альманаха, стала статья В.Г. Белинского «Мысли и заметки о русской литературе» (1845 г.), где автор утверждал, что литература как источник «практических нравственных идей» «способствует пробуждению самосознания», влияет на «нравственное улучшение общества». Русской читающей и думающей общественности также были представлены роман Ф.М. Достоевского «Бедные люди», рассказ в стихах «Помещик», повесть «Три портрета», стихотворные переводы И.С. Тургенева, «Капризы и раздумье» Искандера, «Парижские увеселения» И.И. Панаева, «Мартингал (из записок гробовщика)» В.Ф. Одоевского, статья «О характере народности в древнем и новейшем искусстве» А.В. Никитенко, стихотворения «Для чего природа», «Первый поцелуй» А.Н. Майкова, «В дороге», «Пьяница», «Отрадно видеть», «Колыбельная песня» Н.А. Некрасова, «Мой autographe» В.А. Соллогуба.
«Петербургский сборник» вызвал большое количество критических откликов. В.Ф. Булгарин, редактор «Северной пчелы», связал появление данного альманаха с предшествовавшими издательскими проектами Н.А. Некрасова 1845 г. – двумя выпусками «Физиологии Петербурга»: «Из разбора «Физиологии Петербурга» Читатели наши знают, что г. Некрасов принадлежит к так называемой натуральной школе, утверждающей, что должно изображать природу без покрова». С.П. Шевырев отмечал, что основная цель сборника – это с помощью «литературного творчества» и «порицания негативных явлений жизни» способствовать общественному прогрессу.
Чаще всего разбору литературных критиков подвергался роман Ф.М. Достоевского «Бедные люди». Литературный обозревать Л.В. Брант считал, что автор «из ничего вздумал построить поэму, драму, и вышло ничего». П.А. Плетнев указывал: «В этом романе два элемента поэзии: серьезный и комический…». К.С. Аксаков не принял роман, считая, что «Бедные люди» - «произведение нехудожественное и откровенно тенденциозное: во всем виден сочинитель».
О сборнике написал и В.Г. Белинский: «Мелких стихотворений в "Петербургском сборнике" немного. Самые интересные из них принадлежат перу издателя сборника, г. Некрасова. … это - не стишки к деве и луне; в них много умного, дельного и современного. (…) Из других стихотворений в сборнике замечательны переводы г. Тургенева "Тьма", из Байрона, и "Римская элегия" (XII) Гете. (…) Успех "Петербургского сборника" упредил наше о нем суждение. … такой альманах - еще небывалое явление в нашей литературе. Выбор статей, их многочисленность, объем книги, внешняя изящность издания - все это, вместе взятое, есть небывалое явление в этом роде; оттого и успех небывалый».
«Петербургский сборник», как «Физиология Петербурга», стал основой формирования натуральной школы в русской литературе XIX века.

  • Литература:
    1. Белинский В.Г. Собрание сочинений: в 3 т. Т.3: Статьи и рецензии. М., 1948. 
    2. Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: в 3 т. Т.1: 1821-1855. СПб., 2006. С. 202-212.
    3. Тихомиров В.В. «Петербургский сборник», изданный Н.А. Некрасовым (1846) в контексте русской критики и журналистики 1840-х годов // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. 2014. №1. С. 149-154.
    4. 
    http://karabiha-library.ru/%D0%BF%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%80%…/
    5. http://karabiha-library.ru/%D0%BF%D0%B5%D1%82%D0%B5%D1%80%…/

12 ЯНВАРЯ

Поэма Н.А. Некрасова «Саша»

12 января 1856 г. вышел в свет №1 журнала «Современник» 1856 г., где была опубликована поэма «Саша», содержащая посвящением «И-у Т-ву» (т. е. Ивану Тургеневу) и подписью: «Н. Некрасов».

Как вспоминал Н.А. Некрасов, начало работы над первой в его творчестве поэмой относится к июлю - октябрю 1854 г., когда он вместе с И.С. Тургеневым охотился в имениях Чертово и Спасское-Лутовиново. В июне 1855 г. Николай Алексеевич вспоминал: «Помнишь, на охоте как-то прошептал я тебе начало рассказа в стихах – оно тебе понравилось: весной нынче в Ярославле я этот рассказ написал…» (из письма Н.А. Некрасова И.С. Тургеневу от 30 июня 1855 г.). В апреле и мае 1855 г. Некрасов жил в Ярославле и работал над поэмой «Саша». Ее сюжет, включающий большие авторские отступления, характеристики героев, прекрасные описания природы, раскрывает историю взаимоотношений Агарина и молодой девушки Саши, «дочери небогатых соседей либерального помещика». По мнению исследователей, Агарин «органически включается в типологический ряд «лишних людей». Ему противопоставлена Саша с ее стихийной жаждой новой жизни». Примечательно, что в №1 «Современника» за 1856 г. поэма «Саша» была напечатана одновременно с романом И.С. Тургенева «Рудин».

Первая публикация поэмы (в «Современнике») проходила с большими трудностями. Она была запрещена цензурой. Однако Некрасов не отказался от намерения опубликовать ее. По его просьбе сенатор Е.П. Ковалевский 2 января 1856 г. посетил возглавлявшего цензурное ведомство министра народного просвещения А.С. Норова и, не застав его дома, оставил корректуру «Саши» и записку: «Будьте правосудны и терпеливы, как всегда, потрудитесь прочесть это стихотворение Некрасова и скажите, можно ли запретить его, а между тем оно запрещено». Хлопотал о напечатании поэмы и И.А. Гончаров. В результате «Саша» была опубликована в «Современнике» с большими цензурными искажениями.

Поэма «Саша», как и роман «Рудин», вызвала у читающей публики большой интерес. Получили распространение списки и печатные экземпляры поэмы с различными поправками и вставками. 23 февраля 1856 г. чиновник особых поручений Н. Родзянко отправил рапорт А.С. Норову следующего содержания: «Это стихотворение, в отношении его буквального смысла, представляется во многих местах весьма темным; из них наиболее непонятные и резкие, при которых я поставил знаки ? и N3, могут невольно увлечь читателей к невыгодному толкованию оных». Однако министр народного просвещения, лично причастный к публикации «Саши», оставил это донесения без последствий.

3 февраля 1856 г. В.П. Боткин писал Некрасову из Москвы: «"Саша" твоя здесь всем очень понравилась, даже больше, чем понравилась: об ней отзываются с восторгом». О влиянии поэмы «Саши» на умы передовой молодежи 1850-х гг. свидетельствуют воспоминания В.Н. Фигнер: «Над этой поэмой я думала, как еще никогда в свою 15-летнюю жизнь мне не приходилось думать».

Н.А. Некрасов поместил поэму «Саша» в первом издании своих «Стихотворений» (1856) в виде особого раздела.

Литература:

  1. Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: в 3 т. Т.2: 1856-1866. СПб., 2007. С. 6-7.

  2. Маслов В.С. Некрасов и Тургенев. К вопросу о литературных взаимоотношениях («Саша» и «Рудин») // О Некрасове: Сб. статей и материалов. Ярославль, 1971. Вып. III. С. 136-154.

  3. Мельгунов Б.В. К творческой истории поэмы Некрасова «Саша» (Страничка из дневника Аполлона Майкова) // Русская литература. 1977. №3. С. 101-102.

  4. Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: в 15 т. Т.4: Поэмы 1855-1877 гг. Л.: Наука, 1982. С. 10-27, 530-538.

  5. Ссылка на текс


4 ЯНВАРЯ

4 января 1841 года вышла в свет анонимно книга Н.А. Некрасова "Баба-Яга, Костяная нога. Русская народная сказка в стихах в восьми главах".

Сказка «Баба-Яга, костяная нога» была создана Н.А. Некрасовым «в трудные годы литературной поденщины по заказу книгопродавца Василия Полякова». В октябре 1840 г. первые 219 стихов были напечатаны анонимно в «Литературной газете». Отдельным полным изданием «Баба-Яга, костяная нога. Русская народная сказка в осьми главах» вышла анонимно в свет 4 января 1841 г. Вскоре книга была запрещена по цензурным соображениям из-за неприличных прибавок издателя. После 1917 г. некрасовская сказка не переиздавалась и современному читателю мало известна, так же как и другие подобные произведения поэта: «Сказка о добром царе, злом воеводе и бедном крестьянине», «Сказка о царевне Ясноцвете», «Сказка о том, как царь Елисей хотел женить сына на луне». 
Поэт признавался, что сказка писалась по принципу: «…я тороплюсь наготовить разных произведений, которые можно было бы продать поштучно для выручки денег на содержание своей особы» (из письма Н.А. Некрасова к Ф.А. Кони от 25.11.1841 г.). «Был я поставщиком у тогдашнего Полякова, писал азбуки, сказки по его заказу. В заглавие сказки «Баба Яга костяная нога» он прибавил «Ж (…) жиленая»; я замарал в корректуре. Увидев меня, он изъявил удивление и просил выставить первые буквы Ж… ж…. Лет через тридцать, по какому-то неведомому мне праву, выпустил эту книгу г. Печаткин. Жиленой ж (…) там не было, но зато было мое имя, чего не было в поляковских изданиях», - вспоминал поэт в предсмертных автобиографических записях. 
По мнению современных литературоведов, 20-летний Некрасов был еще недостаточно знаком с подлинным народным фольклором и многие сюжеты, образы были заимствованы из литературных произведений XVIII – первой половины XIX в., написанных в фольклорном духе (например, «Сказки», «Руслан и Людмила» А.С. Пушкина, «Повести о дворянине Заолешанине» из «Русских сказок» В.А. Левшина). Сказка «Баба Яга, костяная нога» Н.А. Некрасова стала для поэта художественной лабораторией, работая в жанре фольклорной литературной сказки, он учился вырабатывать новые принципы поэтического повествования.
Литература:
Евгеньев-Максимов В. Жизнь и деятельность Н.А. Некрасова. Т.1: М.; Л.: ОГИЗ, 1947. 416 с.
Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: в 3 т. Т.1: 1821-1855. СПб., 2006.
Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: в 15 т. Т.1. Л.: Наука, 1981. С.292-339, 669-670.
Тиманова О.И. Сказка Н.А. Некрасова «Баба Яга, костяная нога» в контексте жанровых традиций русской литературы // Известия Рос. гос. пед. ун-та им. А.И .Герцена. Сер. Обществ. и гуманитар. науки. - 2007. - №8.- С.87-101.

Текст сказки можно прочитать здесь 


2 ЯНВАРЯ

«Внимая ужасам войны…»

январь 1856 г. – это время написания Н.А. Некрасовым под впечатлением трагических событий Крымской войны 1853 – 1856 гг. стихотворения «Внимая ужасам войны…»:

  • Внимая ужасам войны,
  • При каждой новой жертве боя
  • Мне жаль не друга, не жены,
  • Мне жаль не самого героя…
  • Увы! утешится жена,
  • И друга лучший друг забудет;
  • Но где-то есть душа одна —
  • Она до гроба помнить будет!
  • Средь лицемерных наших дел
  • И всякой пошлости и прозы
  • Одни я в мире подсмотрел
  • Святые, искренние слезы —
  • То слезы бедных матерей!
  • Им не забыть своих детей,
  • Погибших на кровавой ниве,
  • Как не поднять плакучей иве
  • Своих поникнувших ветвей…

К середине 1855 – началу 1856 гг. был очевиден неудачный исход Крымской кампании. По оценкам современных исследователей, в Крымской войне общее число погибших в бою, а также умерших от ран и от болезней в русской армии составило 250 тысяч человек. В марте 1856 г. был подписан Парижский мирный договор, по которому Россия потеряла право держать свой военный флот на Черном море, возвратила Османской империи город Карс с крепостью в обмен на захваченный у нее Севастополь, Балаклаву и другие крымские города, лишилась протектората над Молдавией и Валахией, христианскими подданными Османской империи.

Взволнованный до пределов происходившим, поэт еще в самом конце июня 1855 г., т.е. незадолго до сдачи Севастополя, писал И.С. Тургеневу: «Хочется ехать в Севастополь. Ты над этим не смейся. Это желание во мне сильно и серьезно, - боюсь не поздно ли будет? А что до здоровья, то ему ничего не помешало бы столько же гнусным в Севастополе, как оно гнусно здесь». Некрасов, несмотря на проблемы со здоровьем, несмотря на поглощавшие заботы по журналу, несмотря на творческие хлопоты, возымел желание принять личное участие в обороне Севастополя. 27 августа 1855 г. русские войска оставили Севастополь. 29 августа 1855 г., когда поэт узнал об этом событии, он написал следующий стихотворный набросок:

«О, не склоняй победной головы

В унынии, разумный сын отчизны,

Не говори: погибли мы, увы,

Бесплодна грусть, напрасны укоризны».

Возможно, что непосредственным поводом к написанию стихотворения «Внимая ужасам войны…» послужило знакомство с рассказом Л.Н. Толстого «Севастополь в августе 1855 года». 27 декабря 1855 г. Лев Николаевич прочитал отдельные части рассказа Н.А. Некрасову еще до его опубликования. Николай Алексеевич был очень впечатлен этим произведением и в «Заметках о журналах за декабрь 1855 и январь 1856 года» писал об одном из литературных героев Толстого: «Володе Козельцеву суждено долго жить в русской литературе, может быть столько суждено жить памяти о великих, печальных и грозных днях севастопольской осады. И сколько слез будет пролито и уже льется теперь… Бедные, бедные старушки, затерянные в неведомых уголках обширной Руси, несчастные матери героев, погибших в славной обороне! вот как пали ваши милые дети…». Стихотворение «Внимая ужасам войны…», как и «Заметки…» Н.А. Некрасова, были опубликованы во 2 номере журнала «Современник» за 1856 год.

Литература:

Евгеньев-Максимов В. Жизнь и деятельность Н.А. Некрасова. Т.3. М.: Худ. лит., 1952.

Летопись жизни и творчества Н.А. Некрасова: в 3 т. Т.2: 1856-1866. СПб., 2007.

Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем: в 15 т. Т.2. Л.: Наука, 1981. С.14, 337-338.

Федянова Г.В. Крымская война, оборона Севастополя в русской журнальной поэзии 1853-1855 гг. // Н.А. Некрасов в контексте русской культуры: материалы конференции / ГЛЛМЗ Н.А. Некрасова «Карабиха». Ярославль, 2006. С. 58-62.

МЕНЮ

Посетителю
Схема проезда
Режим работы
Заказ экскурсий
Специализированные мероприятия и акции
Экскурсии
Стоимость обслуживания
Дополнительные услуги
Льготы и специальные условия для отдельных категорий посетителей
Правила посещения музея
Н.А. Некрасов
Биография
Творчество
Некрасов и Ярославский край
Некрасов в Карабихе
Фотогалерея
Некрасовская библиотека
Полная библиография произведений Н. А. Некрасова
Полная библиография изданий, вышедших под редакцией Н. А. Некрасова
Тексты произведений Н. А. Некрасова
Автографы Н. А. Некрасова
Библиография критических и литературоведческих публикаций о творчестве Н. А. Некрасова
«Венок Некрасову»
Некрасовские места
Музей
Основные экспозиции
Первые музейщики
История создания, этапы музеефикации усадьбы
Перспективы развития
Филиалы
Грешнево
История Грешневской усадьбы
История музея в деревне Грешнево
Грешнево в творчестве Н. А. Некрасова
Абакумцево
История села Абакумцево
История школы в селе Абакумцево
Некрополь. Семья Некрасовых
Село Абакумцево и его окрестности в творчестве Н. А. Некрасова
Программы для детей и юношества
Экскурсии
Музей деда Мазая
Интерактивные программы
Некрасовский день поэзии
Программа
Фотоотчет
Отзывы
Фотогалерея VIP-участников Дня поэзии
Архив
On-line ресурсы
Виртуальные выставки
Электронные каталоги
Исследования, публикации
Исследования биографии и творчества Н. А. Некрасова
Исследования по теме «История и культура русской усадьбы»
Музееведческие исследования
Образовательная и воспитательная деятельность музея
Конференции
Информационный пакет
Доклады и сообщения
Фотогалерея
Архив
Специалистам
Информация для коллег
Информация для туристических организаций
Информация для организаторов мероприятий
Информация для производителей сувенирной продукции
Информация для издателей
Все события
Выставки
Мероприятия
Конференции и семинары
Партнеры и друзья музея
Партнеры музея
Клуб друзей музея
Золотые страницы: меценаты и дарители

Интерактивные карты